Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

же нет ни одной моей фотокарточки.
Когда мы устроились за столом, свет от лампы упал на лицо Ксюши. Знобишин
замер. Глаза его побелели, как у Иоанна Грозного на известном полотне Репина.
Что-то треснуло, лопнуло, оборвалось в бедняге Знобишине, и я понял, что
совершил непоправимую ошибку.
-- Что вы на меня так смотрите? -- озабоченно и даже испуганно спросила гостья
хозяина.
-- Д-д-да нет, н-ничего, -- заикаясь ответил тот и перевел свой жуткий взгляд
на тарелку с бужениной, н-н-нет, нет, н-ничего, н-не об-об-ращайте в-внимания.

Стали пить и есть. Знобишин не отрывал глаз от буженины, но, кажется, ничего не
видел.
"Дело дрянь, -- подумал я, -- совсем дрянь дело. Сказать, что мы торопимся, что
зашли только на минутку, попрощаться и уйти? Что подумает Ксения? Она подумает,
что связалась с компанией идиотов. Один весь трясется, на нее глядя, а у
другого семь пятниц на неделе".
Через полчаса Знобишин вроде бы немножко освоился, заикание почти прошло, и
глаза стали вполне человеческими. Но появился новый зловещий симптом -- при
каждом слове мой приятель стал противно хихикать, чего ранее с ним никогда не
случалось.
-- Честный, спокойный, хи-хи, реализм имеет сейчас такое же право, хи-хи, на
существование, как и прочие, хи-хи-хи, течения современной живописи.
Непредвзятое, объективное и слегка наивное, хи-хи, восприятие мира позволяло
малым голландцам, например, хи-хи-хи, создавать бессмертные, хи-хи,
шедевры...
"Как тогда, в марте, в том больном бреду! -- со страхом подумал я. -- Как те
наглецы, что вломились в мою комнату и, рассевшись где попало, стали
бессмысленно хихикать... И Ковыряхин, помню, был с ними".
Увидев висящую на стене гитару, Ксюша обрадовалась, взяла ее в руки и задумчиво
провела пальцами по струнам. Спросив, не играет ли кто из присутствующих на
гитаре, и выяснив, что, к несчастью, никто не умеет этого делатъ, она с
сожалением вздохнула и заявила, что в таком случае ей придется себе самой
аккомпанировать, а играет она "еле-еле".
Поудобнее расположившись в кресле павловских времен, она очень сносно сыграла
вступление и стала петь негромко, вполсилы.


Тихим вечером, долго молчанье храня,
Мы сидели с тобой над широкой рекой,
А потом ты сказал мне, что любишь меня,
И тихонько мой локон потрогал рукой.

Ты сказал мне: "Я жить без тебя не могу!"
А внизу, под обрывом, струилась река.
Мы сидели вдвоем на крутом берегу,
И над нами куда-то ползли облака.


Я с тревогой посмотрел в лицо несчастного Знобишина. Так и есть -- он опять
стал похож на Иоанна, только что совершившего детоубийство. Я даже рассердился
на Ксюшу: "Черт дернул ее запеть! Не хватало нам только ее романсов! Вечно я
попадаю с ней в какие-то истории! То мне приходится отбивать ее у озверевших
поклонниц, то прятать от бесцеремонных поклонников, то драться на дуэли с ее
законным мужем, то спасать своих знакомых от ее чудовищного обаяния".
Мы вышли из мастерской.
-- Твой Знобишин приличный художник, правда? Ему, натурально, не хратает
смелости, но он... как-то подозрительно держался. Мне даже почудилось, прости
меня, милый, что он не вполне здоров... психически.
-- Вот, вот! Я же говорил тебе, моя радость, что возить тебя к друзьям опасно.
Боюсь, все они поголовно будут терять от тебя рассудок.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.