Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Неужели я произвожу такое убийственное впечатление?
-- Не убийственное, а умопомрачительное. Знобишин на время помрачился умом,
увидев тебя живую.
-- А разве я уже покойница?
Проглотив слюну и кашлянув, я промямлил:
-- Нет, Ксюша, ты живехонька... Во всяком случае о твоей смерти...
Произнеся эти слова, я содрогнулся и умолк.
-- Ну, что же ты замолчал? Продолжай! Ты, кажется, хотел сказать, что о моих
похоронах пока что не было никаких слухов и это дает тебе основание
предполагать, что я еще жива? Мрачный юмор!
-- Прости, моя радость. Юмор получился действительно мрачноватым. Я хотел
сказать, что Знобишин видел тебя до сих пор только на фотографиях, а тут ты
предстала пред ним во всем блеске своего живого очарования. Надеюсь, что у него
всего лишь легкое нервное расстройство, которое скоро пройдет.
-- Да, -- сказала Ксюша с глубоким вздохом, -- я вредоносное, роковое существо.
Я приношу несчастье. Ты из-за меня едва не был убит на дуэли. Одинцов из-за
меня уже дважды был ранен. Знобишин из-за меня может угодить в сумасшедший дом.
Не из-за меня ли и холера началась на Волге? Между прочим -- я тебе об этом не
писала, не хотелось писать -- в Астрахани на моем концерте застрелился один
гимназист, милый невинный юноша из хорошей интеллигентной семьи. Мне его
показали. В гробу лежал как живой и даже как бы улыбался. Говорили, что он был
очень впечатлителен. Я три дня ревела и молилась.     В конце концов и меня
кто-нибудь убьет. И поделом.
Вечером, тревожась все больше и больше, звоню Знобишину. В мастерской его нет.
Звоню к нему на квартиру. Его сестра с плачем рассказывает, что он увезен в
психиатрическую больницу -- с ним творятся странные вещи. Мне удается выяснить,
что к больному сейчас никого не пускают, но можно побеседовать с лечащим
врачом.
"Подлец! -- говорю я себе. -- Ведь ты же знал, что при виде Ксении Знобишин
может свихнуться! Но ты, жалкий самолюбец, не мог простить ему Настю и
прельстился возможностью красивой и легкой мести. Вот ты отомстил. И что же?
Где она -- радость мщения?"

Врач-психиатр еще совсем молодой человек с черной, как у Дмитрия, лохматой
бородой и с умными черными глазами. Взгляд его внимателен и спокоен. Вероятно,
все люди представляются ему безумцами, и он наблюдает за ними с
профессиональным интересом, отмечая разные степени и оттенки безумия.
Любопытно, к какой категории он отнесет пока еще легкие, но несомненно
существующие отклонения в моей психике?
Пальцы врача вертят карандаш, который хорошо, остро заточен. В остроте
карандаша есть нечто хирургическое. Он вызывает предчувствие боли. Врач говорит
медленно, с паузами, как бы раздумывая над каждым словом.
-- Это неопасно. Все симптомы указывают на то, что заболевание протекает в
легкой форме. Временные патологические отклонения нас не пугают. Через
несколько недель психика больного вернется к норме. Причина? Сильное нервное
потрясение типа испуга, крайнего удивления или еще чего-нибудь в таком же роде.
Это естественная реакция мозга на внезапный внешний раздражитель, сам же мозг
больного в оптимальном состоянии и способен вполне успешно функционировать. Так
что не тревожьтесь. Скоро ваш друг будет здоров. Если я не ошибаюсь, он
художник? Люди творческих специальностей особо подвержены подобным недугам. У
них слишком хрупкая нервная организация. Если хотите, это признак
незаурядности.
Выйдя из приемной врача, я замечаю, что дверь в конце коридора открыта настежь.
За дверью железная решетка. За решеткой люди в серых больничных халатах,
похожие на арестантов.
Приближаюсь к двери, вглядываюсь в лица и вижу Знобишина. Он глядит на меня. Он
узнает меня. Он, улыбаясь, подходит к решетке.
-- Р-рад  тебя  в-видеть! -- произносит  он  нараспев. -- Я-я с-совсем не
ч-чувствую с-себя п-п-психом. Н-напрасно они меня с-сюда з-заточили.
-- Разумеется, напрасно! -- говорю я. -- Просто для перестраховки, на всякий

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.