Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Неужели я произвожу такое убийственное впечатление?
-- Не убийственное, а умопомрачительное. Знобишин на время помрачился умом,
увидев тебя живую.
-- А разве я уже покойница?
Проглотив слюну и кашлянув, я промямлил:
-- Нет, Ксюша, ты живехонька... Во всяком случае о твоей смерти...
Произнеся эти слова, я содрогнулся и умолк.
-- Ну, что же ты замолчал? Продолжай! Ты, кажется, хотел сказать, что о моих
похоронах пока что не было никаких слухов и это дает тебе основание
предполагать, что я еще жива? Мрачный юмор!
-- Прости, моя радость. Юмор получился действительно мрачноватым. Я хотел
сказать, что Знобишин видел тебя до сих пор только на фотографиях, а тут ты
предстала пред ним во всем блеске своего живого очарования. Надеюсь, что у него
всего лишь легкое нервное расстройство, которое скоро пройдет.
-- Да, -- сказала Ксюша с глубоким вздохом, -- я вредоносное, роковое существо.
Я приношу несчастье. Ты из-за меня едва не был убит на дуэли. Одинцов из-за
меня уже дважды был ранен. Знобишин из-за меня может угодить в сумасшедший дом.
Не из-за меня ли и холера началась на Волге? Между прочим -- я тебе об этом не
писала, не хотелось писать -- в Астрахани на моем концерте застрелился один
гимназист, милый невинный юноша из хорошей интеллигентной семьи. Мне его
показали. В гробу лежал как живой и даже как бы улыбался. Говорили, что он был
очень впечатлителен. Я три дня ревела и молилась.     В конце концов и меня
кто-нибудь убьет. И поделом.
Вечером, тревожась все больше и больше, звоню Знобишину. В мастерской его нет.
Звоню к нему на квартиру. Его сестра с плачем рассказывает, что он увезен в
психиатрическую больницу -- с ним творятся странные вещи. Мне удается выяснить,
что к больному сейчас никого не пускают, но можно побеседовать с лечащим
врачом.
"Подлец! -- говорю я себе. -- Ведь ты же знал, что при виде Ксении Знобишин
может свихнуться! Но ты, жалкий самолюбец, не мог простить ему Настю и
прельстился возможностью красивой и легкой мести. Вот ты отомстил. И что же?
Где она -- радость мщения?"

Врач-психиатр еще совсем молодой человек с черной, как у Дмитрия, лохматой
бородой и с умными черными глазами. Взгляд его внимателен и спокоен. Вероятно,
все люди представляются ему безумцами, и он наблюдает за ними с
профессиональным интересом, отмечая разные степени и оттенки безумия.
Любопытно, к какой категории он отнесет пока еще легкие, но несомненно
существующие отклонения в моей психике?
Пальцы врача вертят карандаш, который хорошо, остро заточен. В остроте
карандаша есть нечто хирургическое. Он вызывает предчувствие боли. Врач говорит
медленно, с паузами, как бы раздумывая над каждым словом.
-- Это неопасно. Все симптомы указывают на то, что заболевание протекает в
легкой форме. Временные патологические отклонения нас не пугают. Через
несколько недель психика больного вернется к норме. Причина? Сильное нервное
потрясение типа испуга, крайнего удивления или еще чего-нибудь в таком же роде.
Это естественная реакция мозга на внезапный внешний раздражитель, сам же мозг
больного в оптимальном состоянии и способен вполне успешно функционировать. Так
что не тревожьтесь. Скоро ваш друг будет здоров. Если я не ошибаюсь, он
художник? Люди творческих специальностей особо подвержены подобным недугам. У
них слишком хрупкая нервная организация. Если хотите, это признак
незаурядности.
Выйдя из приемной врача, я замечаю, что дверь в конце коридора открыта настежь.
За дверью железная решетка. За решеткой люди в серых больничных халатах,
похожие на арестантов.
Приближаюсь к двери, вглядываюсь в лица и вижу Знобишина. Он глядит на меня. Он
узнает меня. Он, улыбаясь, подходит к решетке.
-- Р-рад  тебя  в-видеть! -- произносит  он  нараспев. -- Я-я с-совсем не
ч-чувствую с-себя п-п-психом. Н-напрасно они меня с-сюда з-заточили.
-- Разумеется, напрасно! -- говорю я. -- Просто для перестраховки, на всякий

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.