Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ризе, повернувшегося спиной к молящимся. Светлые, прямые, длинные волосы его
ложились на воротник пальто. Человек этот несомненно был трактирщиком, а
фамилия его была Ковыряхин.
"Удивительная встреча! -- подумалось мне. -- Удивительно, что он оказался в
этой довольно невзрачной кладбищенской церкви и именно в этот обычный,
непраздничный вечер. Удивительно, что он нас с Ксенией не приметил. Все как-то
удивительно".
-- А ты, милый, атеист? -- спросила Ксюша просто, спускаясь со мною с
паперти.
-- Получается, что так, -- ответил я.
-- И тебе не страшно умереть?
-- Страшно, радость моя. Всем страшно умирать и даже думать о смерти.
-- Но тем, кто без Бога, вдвойне страшно! Жаль мне тебя, милый.
Я смолчал.
Мы не стали искать извозчика и сели в подошедший трамвай. Судя по остановкам,
которые объявлял кондуктор, нас везли к центру города. Ксюша прижималась ко мне
плечом. Я держал ее руки в своих и потихоньку перебирал обтянутые замшей
пальцы. Склонившись к ее уху, я прошептал:
-- А что, если мы проведем этот вечер в какой-нибудь скромненькой чистенькой
гостинице, где тебя не знают? Снимем номер на двое суток и сбежим часа через
три.
-- Я согласна, -- ответила Ксюша.
Вышли на Садовой и направились к ближайшей гостинице. Над входом было написано:




ОТЕЛЬ ДАГМАРЪ


В вестибюле за стойкой дремал администратор с зачесанными на лысину остатками
волос. Рядом стоял на задних лапах огромный бурый медведь. Его шкура была
попорчена молью. Его стеклянные маленькие глазки глядели на нас неприветливо. В
передних лапах он держал медный поднос. На подносе стоял горшок со
столетником.
Отвернувшись от администратора, Ксения принялась с большим вниманием
разглядывать чучело. Я подошел к стойке. Администратор открыл глаза. Они были
похожи на глаза медведя.
-- Мне нужен номер на двоих, на двое суток. Я       с женой. Наши вещи привезут
завтра утром. Плачу вперед. 
С небрежным видом я бросил на стойку двадцатипятирублевую бумажку с портретом
все того же Александра Третьего. Администратор позвал горничную. Она провела
нас на второй этаж и открыла дверь нашего номера.
Я запомнил последнее наше пристанище до мельчайших деталей. Я запомнил эти две
небольшие комнаты с окнами, выходившими на Садовую, из-за которых доносились
дребезжанье и звонки трамваев, цокот копыт, окрики извозчиков и редкие
автомобильные гудки. Я запомнил дешевые серовато-зеленые обои и безликую
мебель, обитую потертым розовым шелком. Я запомнил синие бархатные портьеры на
окнах и бронзовый светильник в виде стройной обнаженной негритянки, державшей в
поднятых руках некий экзотический цветок, напоминавший лотос. Я запомнил
висевшую в спальне картину в широкой позолоченной раме. Это был пейзаж в духе
Айвазовского, изображавший утро на берегу моря не то поблизости от   Сорренто,
не то в окрестностях Алупки, с рыбаками и рыбацкими лодками на переднем плане,
с невероятно зеленым морем -- на втором и с цепью фиолетовых гор -- на третьем.
Я запомнил умывальник в уголке за ширмой. Он был с пожелтевшим от старости
зеркалом. Тут же на табурете располагался белый фаянсовый кувшин с водой, а
внизу, на полу, стоял такой же белый ночной горшок с крышкой. Я запомнил некое
сооружение из тюля над широкой кроватью, похожее одновременно на полог и на
балдахин. Я запомнил неизвестный мне до той поры запах, который, наверное, был
обычным для гостиничных номеров начала века.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.