Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

некоторая неловкость.
-- Я вот, сударь мой, вас дожидаючись, не утерпел-с, не утерпел-с. Вы уж не
серчайте на меня. Так вот-с как-то получилось, как-то так-с. Извольте отведать
семужки. Свеженькая, нежненькая! Пища херувимов! Услада ангелов! Груздочки тоже
недурны-с. Из лужских лесов, собственного засолу.
Забулькала водка. Мы чокнулись.
-- Во здравие королевы нашей, волшебницы нашей, чаровницы нашей! --
провозгласил трактирщик с большим чувством.
Выпили. Я жевал семгу. Ковыряхин навалился грудью на стол. Длинное,
желтовато-серое, нездоровое лицо его резко увеличилось, закрыв от меня всю
стойку с самоваром и добрую половину потолка. Бесцветные глаза с редкими
белесыми ресницами отделились от лица и, обретя удивительную самостоятельность,
повисли предо мною неподвижно. Дворник между тем вытянул из кармана штанов
большой платок и принялся вытирать вспотевшую от усердного чаепития шею. Калач
заметно уменьшился.
Перед пугавшими своей неподвижностью немигавшими глазами трактирщика возник его
сухой палец с корявым ногтем. Палец был уставлен в потолок, голубой свод
которого был подобен небесному и напоминал о вечности.
-- Я немного того-с, под мухой-с. Тут летала одна, жужжала. Вот я под нею,
хе-хе, и очутился. А когда наш, русский человек под мухой пребывает, ему душу
облегчить надобно, ему охота поговорить, пооткровенничать, пожаловаться,
поисповедаться. Муха-то откровенности подспорье. Вы, сударь, хоть и не
священник, но к исповеди человек располагающий, так что уж потерпите-с. Я хочу
вам сказать, любезный вы мой, что Матвей Ковыряхин погиб. Натуральнейшим
образом. Это вам не метафора-с, это вам не, как ее... не гипербола-с. Отнюдь
нет-с! Ковыряхина в мире сем уже не отыщете. Тщетными, тщетными будут поиски
ваши! Несчастье случилось с трактирщиком Ковыряхиным -- накрыло его облако
мрака. Судьбина-с! Рок! Фатум! Парки эти самые, будь они прокляты! Мойры! Ни за
что ни про что, играючи, шутейно угробили меня эти бабы. Я, как вы изволили
небось приметить, человечек с подкладочкой, с изюминой, с душевной
сокровенностью. Трактир мне от батюшки покойного достался. Сам-то я к
трактирному делу пристрастия не имею. Я люблю размышлять и книжки почитывать.
Записки даже писал-с, мысли разные на бумаге запечатлеть пытался. После
батюшкиной кончины хотел я заведение продать. И покупатель мне подвернулся
подходящий... Но тут и подкузьмила меня судьба.
Палец Ковыряхина дрогнул, качнулся, наклонился и остался в горизонтальном
положении, вроде бы указуя на дворника, который управился с шеей и снова поднес
блюдечко ко рту.
-- Как-то от скуки забрел я летом в сад Буфф. А там -- театр. Программа была
завлекательная -- цыганское пенье. В первом-то отделении и впрямь цыганки пели,
притом и плясали, юбками трясли-с. Мне это скоро надоело, норовил уж было
сбежать, да почему-то все же на второе отделение остался. А во втором... А во
втором, чай, догадываетесь, вышла она. Тогда еще совсем девочкой была,
тонюсенькой, как былиночка. Но, видать, уже знали ее и любили. Когда выплыла
из-за кулис, все повскакивали со стульев и так завопили, что я даже оробел.
"Господи, думаю, с нами крестная сила! Спаси и помилуй!" А когда она отпела
свое, я как пьяный был, будто бутыль смирновской один выхлебал, да безо всякого
сопровождения. Не помню уж, как и домой дополз. С тех пор ни одного концерта ее
не пропускал. Ни одного-с! Нет, грешен, один пропустил по причине сильной
хворости. А года через два как-то вечером ввалилась в мой "ресторан" компания
офицерья. И с ними -- она. Офицеры хмельны были весьма и все на колени пред нею
бухались. А она веселая была, все хохотала. Сколько шампанского тогда было
выпито, уж не помню. Бутылки под столами катались. Под конец велела она
господам офицерам лечь на пол рядком и в туфлях прошла по ним не спеша.
Никогда, никогда в жизни своей ничего подобного я не видывал-с! Офицеры были
все холеные, усатые, все из дворян небось. А пол-то у меня к вечеру не очень
чистый... Через недельку она и одна пожаловала. Спросила кофию и конфет. Я
подал, а после из-за портьеры на нее глядел не дыша. Глазам своим не верил-с.
Как Иван-дурак на Жар-птицу. Ей-богу-с! Думал -- вот-вот вспорхнет, и все
пропало... С тех пор для нее кабак свой и содержу. Это она здесь хозяйка. Я при

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.