Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ней вроде приказчика. И за кассира опять же. Все выкрасил в голубое. Это для
нее наиприятнейший цвет. Когда долго не является, хандра на меня находит. Места
себе не нахожу. Даже зубы болеть начинают. Вот истинный крест! И записки свои
бросил, и думать перестал. Разве что о ней. О ней думаю непрестанно, до судорог
в мозгу. Из меня, могло статься, философ вышел бы или сочинитель. А я вот... А
я при ней, как пес. Велит на задние лапки вскинуться -- вскинусь. Велит
замереть -- замру. Велит загрызть кого-нибудь -- загрызу не моргнув. Вот вам и
весь Ковыряхин, бывший мыслитель. Но дивно мне: чем же трактир мой ей
приглянулся? Чем он ее привлек? Вроде бы и зазорно ей в такое заведение
хаживать. Богатая, знаменитая, красивая до... до головокружения. Правда,
правда, сударь! Когда гляжу на нее, пошатывает меня, будто я матрос на палубе
корабля, а море сильно волнуется. И надобно мне за что-то схватиться, не то и
упасть могу, неровен час.
Палец трактирщика стал подыматься и вскоре принял первоначальное вертикальное
положение. Глаза же моргнули разок.
-- А знаете ли вы, сударь мой, кто такая чаровница наша, кто такая Ксень
Вдимна? Певица, думаете, одареннейшая и женщина красоты неописуемой?
Знаменитость,  думаете,  всероссийская?  Гордость  отечества-с? Все так. Все
верно-с. Все сущая правда. Все, все это истина! И певица, и красавица, и
знаменитость невероятнейшая. Но... Но женщина сия великая тайна есть И
ве-еличайший соблазн! Испытание человеков! Голос ее не отсюда. Он от пределов
тех, кои нам недоступны, кои для нас потаенными пребудут вовеки! И красота, и
прелесть ее телесная тоже оттуда! Она -- капля надмирного совершенства. Нам и
капли одной довольно-с. Ее лучше не слушать. На нее лучше не глядеть. И запах
ее лучше не знать -- духи ее пахнут опасно. Голосу же ее дана страшная власть.
Он нас ласкает и истязает. Он нас казнит и милует. Он нас уводит в чащи
дремучие, в пески пустынь раскаленных, в снега стран полуночных. Голос ее --
великое обещание, великий посул. Он обещает нам рай. Он сулит нам радости
непомерные. А за что нам блаженство сие? За что? Мы, погрязшие в грехах, в
скверне житейской, мы, опутанные паутиной будней, праздника сего недостойны. В
романсе своем знаменитом поет она о влюбленных, что сгорают мотыльками на
костре своей страсти погибельной. Воистину, воистину, как мотыльки, сгораем и
мы мгновенно, внимая голосу ее неземному, попадая в столп дивного пламени сего!
Кто не сгорит, крыльев все едино лишится. Так скажите же, сударь мой
(ковыряхинский грозный палец вдруг исчез), зачем нам это аутодафе? Зачем нам
этот костер полыхающий, сей сожигающий нас костер? Почему мы подбрасываем в
него хворост? Не пора ли залить его водой или забросать песком? Пусть
возвращается комета сия в бездны вселенной! Пусть улетает ее голос к пределам
тем, неподвластным воображению нашему, к рубежам вероятного, к границам
мыслимого! Пусть он канет в омут непостижимости!
Трактирщик умолк. Глаза его округлились. В них горел желтоватый огонек.
...Что это он такое сказал? Или послышалось мне?.. "...Не пора ли залить
...пусть канет..." И с чего это вдруг мне такое послышалось? Спьяну? С одной-то
рюмки? Кабы еще без закуски... Но семга и впрямь недурна была, и впрямь
недурна. Да как же он мог такое сказать о ней? Как же он мог? "Пусть
возвращается... в бездны..." Или я как-то не так его понял, не так услышал, не
так воспринял? Или он совсем не то имел в виду, и все это мнительность моя
неотвязная?
На губах у Ковыряхина появилась улыбка, говорившая о некотором смущении, о
некотором сожалении и о некоторой даже досаде.
-- Впрочем, это я так, -- продолжал он. -- Это умственная игра, не более. Некое
философствование, так сказать-с, по известному нам обоим поводу-с. Если
мыслить, пользуясь строгой, формальной, классической логикой, если принимать во
внимание только рассуждения хладного ума, не смягченные теплом и деликатностью
чувств, если пренебречь нагромождениями всевозможных обстоятельств, кои,
наподобие кокона, защищают нас от крайностей прямолинейного разума, то можно
забрести в такую тьмутаракань-с, в такие дебри, в такие трясины, то можно
провалиться в такую бездну... Нет, право же, сударь, это всего лишь забавы
праздного, увы, давно уже праздного и потому скучающего мозга. Да неужели вы,
сударь, могли подумать, могли представить, могли предположить?.. Да неужели вы,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.