Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

далее и в желудок.
-- Красиво пьете, Матвей Матвеич! -- сказал я. -- Просто загляденье.
Кучер же, против ожидания, пил водку по-дамски, маленькими глоточками, что
совершенно не соответствовало его мужественному облику и выглядело комично.
"Надо же! -- думал я. -- Такая эффектная внешность, такой головорез, такой
людоед -- и вот поди ж ты! Но как же, как же, выходит, не увижу я ее
послезавтра в Дворянском собрании, не увижу ее, ослепительную, в роскошном
платье, среди знаменитых белых колонн с роскошными коринфскими капителями, под
знаменитыми и тоже роскошными хрустальными люстрами -- не увижу я, значит, всю
эту роскошь и не услышу голос ее, многократно отраженный и колоннами, и
потолком, и креслами, и балюстрадами хоров, отраженный и как бы усиленный
великолепной этой архитектурой? А следующий ее концерт в Филармонии, то есть в
Дворянском, состоится неизвестно когда. Она ведь бросает эстраду. Это я сам
виноват. Она, конечно, простудилась. Это я таскал ее по городу на ветру и на
морозе. А ведь знал, что ей нельзя простужаться, что ей надо беречь горло. Это
все я, кретин! Но я все равно пойду на концерт. Без разрешения, тайно. Она не
узнает. Потом, при удобном случае, прощения попрошу. Пойду непременно".
-- Передай барыне, -- обратился я к Дмитрию, -- передай, пожалуйста, барыне
сердитой, что мне грустно. Но если она не велит, то я повинуюсь.
В руках трактирщика появилась гитара все с тем же невероятных размеров
небесно-голубым бантом. Он нежно погладил гриф и ударил по струнам. Гитара
вскрикнула, потом застонала и постепенно умолкла. Склонив голову, Ковыряхин
слушал, как затихает рокот струн. После он выпрямился, закрыл глаза, посидел
несколько секунд неподвижно и заиграл вальс "Дунайские волны".
-- Браво! -- воскликнул я, когда он закончил. И тут же спросил: -- Где
научились вы, дражайший Матвей Матвеич, так искусно играть на гитаре?
Ковыряхин ответил, уставясь в пол:
-- Нигде я не учился, никто меня не учил-с. Сам я премудрость эту одолел. Купил
в лавке книжку-самоучитель и как-то потихоньку, полегоньку, по вечерам да по
воскресеньям... Сначала мучился, хотел бросить. Гитара меня вовсе не слушалась.
А после пошло, стало получаться, покорился мне сей строптивый инструмент. И
вскорости сделался он мне другом душевным. Без него теперь и жизни мне нет.
Люблю я, сударь, поиграть в одиночестве. Люблю потешить сердце свое мечтами
несбыточными. Люблю предаться сладостным чувствам под гитарный звон. Играю и
плачу. Так хорошо-с! А если наперед еще пару рюмок, то больше ничего и не
надобно. Блаженство, сударь!
-- А почему бы вам, Матвей Матвеич, так сказать, публично, со сцены искусство
свое незаурядное не продемонстрировать? Людей порадуете и себе удовольствие
доставите. Такой игры, как ваша, признаться, я еще не слыхал. И хотя в этом
деле я не специалист, талант ваш несомненно замечателен. А может быть,
попробовать вам Ксении Владимировне на одном из концертов поаккомпанировать?
Она поет под рояль, а под гитару-то будет задушевнее, теплее.
Трактирщик не отрывал своего взгляда от дощатых половиц.
-- Полно вам, сударь! Я -- и рядом с самою Брянской! Полно! Смеетесь вы надо
мною. Право же, смеетесь. А чего тут смеяться-то? Чего же смешного в увлечении
моем невиннейшем? Грешно вам, сударь!
-- Да бросьте вы, Матвей Матвеич, прибедняться! Бросьте жеманничать! Сами
знаете, что играете отменно. Зачем же талант свой прячете? А еще хочу я вас
спросить, простите меня великодушно за чрезмерное любопытство: не побывали ли
вы в Ялте этим летом? Кажется мне, будто видел я вас в Массандровском парке в
самом конце июня.
Ковыряхин продолжал с усердием изучать половицы.
-- Ошиблись вы, сударь. Не было меня в Ялте в конце июня. Но и раньше меня там
тоже не было. Что мне там делать? Плавать я не умею и никогда не купаюсь. И
природа пышная, южная мне не по душе. Пальмы и кипарисы тоску на меня наводят.
Березы да елки наши русские мне милее-с. Но есть у меня братец двоюродный,
кузен, так сказать. Он на меня весьма похож, и нас с ним частенько путают-с.
Вот он большой любитель крымских красот и каждое лето их навещает. Не иначе как
его и приметили вы в этом самом парке -- как, бишь, его?
-- Массандровский, -- подсказал я.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.