Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опротивели мои слезы. Но попытайся, попытайся хоть немножко меня понять, войди
в мое положение, поставь себя хоть на минутку, хоть на секунду, хоть на одно
мгновение на мое место! Я уже не очень молода. У меня сын. Я просто женщина,
наконец. Мне хочется, чтобы рядом был мужчина. Мне хочется покоя и уюта. Мне
нужна семья. И я люблю тебя! Разве ты не видишь, что я люблю тебя? Разве это
незаметно? Неужели ты в этом не уверен? Или ты опасаешься, что я буду плохой
женой? Скажи, ты этого боишься? Да скажи же хоть словечко, о господи! Я тебя
умоляю!
Настя наклоняет голову. Плечи ее сотрясаются. Я кладу руки ей на плечи.
-- Успокойся, успокойся, -- говорю я. -- Видишь ли, понимаешь ли... происходит
что-то непонятное, что-то непостижимое. Иногда мне кажется, что я сплю и никак
не могу проснуться. А иногда у меня такое ощущение, что я спятил. Но это
удивительное безумие! Удивительное! Ты прости меня, Настасья. Я, конечно,
виноват, я тебе жизнь искалечил. Ты прости меня, если можешь. Все это,
наверное, не к добру. Я не знаю, куда меня несет, что меня ждет, что со мною
будет теперь... Но я бессилен с этим бороться. С этим невозможно, понимаешь,
невозможно бороться!
Настя плачет, уткнувшись лбом в мою грудь. Я глажу ее плечи. Мне не хочется,
чтобы она плакала, но утешить ее мне нечем. Мы стоим перед пейзажем Яна ван дер
Хейдена. На пейзаже изображены ворота святого Антония в Амстердаме.
-- Это не провинция, -- говорю я, -- это столица Голландии -- Амстердам.
-- Да провались он, твой Амстердам! -- шепчет Настасья, сжимая в руке совсем
мокрый платочек. -- Ты бросаешь меня! Ты больше не любишь меня! При чем тут
Амстердам?
Мы спускаемся в гардероб. Настя все плачет. Мы одеваемся и выходим на
набережную. Около Адмиралтейства Настя садится в автобус. Я остаюсь на
остановке. Автобус трогается, я вижу несчастное Настино лицо в окне автобуса.
Постояв, направляюсь к Дворцовому мосту.

Нева еще не замерзла. По Неве, отчаянно дымя, плывет маленький, грязненький
портовый буксир. У него красивое гордое имя -- "Святополк". Буксир скрывается
под мостом. Дым окутывает пешеходов на мосту. Буксир выплывает из-под моста. На
его корме, широко расставив ноги, стоит матрос в черном, замасленном ватнике.
Перехожу мост, пересекаю площадь перед Биржей, перехожу еще один мост и
погружаюсь в улицы Петроградской стороны.
Петроградская -- это почти Европа. Это немножко Милан, немножко Париж, немножко
Лондон, немножко Вена, немножко Стокгольм. Когда у меня хорошее настроение,
Петроградская и вовсе Европа. Тогда я гуляю по аккуратным, интеллигентным,
застроенным добротными домами улицам, и мне не нужен никакой Запад. Ну зачем
мне куда-то ехать, плыть, лететь? Ну зачем мне куда-то тащиться? Не проще ли
пошататься по этим приятным улицам, заглянуть в одну из симпатичных
распивочных, выпить чашку кофе в одной из уютных кофеен и выкурить трубку, сидя
на лавочке в одном из часто посещаемых мною сквериков и наблюдая, как беспечные
ребятишки возятся в песке. Ну зачем, скажите на милость, мне сначала укладывать
вещи в чемодан, потом вытаскивать их из чемодана, потом снова запихивать их в
чемодан и, наконец, опять вываливать их из чемодана? Пропади он пропадом, этот
чемодан! Ну ее к лешему, эту Западную Европу! Вот разве что с Ксюшей?
А вообще-то, довольно мне и Петроградской. У меня здесь чудесное ощущение,
будто я за границей, но одновременно и дома. Душа моя здесь спокойна. Душа моя
преисполнена здесь благостной лени. Она как бы полудремлет, но при этом и парит
где-то на уровне третьих, четвертых, а иногда и шестых этажей, стараясь из
деликатности не заглядывать в окна, дабы не стать нечаянной свидетельницей
интимных сцен из частной жизни граждан. Душе моей вольготно в закоулках родной
Петроградской стороны.
Иду по узкой улице с высокими домами. На углу дом с башенкой. Башенка увенчана
куполом, напоминающим средневековый шлем. На острие шлема -- флюгер в виде
флажка. На флюгере цифра -- 1897. Я люблю эту башенку и этот флюгер, который
давно уже не вращается и постоянно указывает на восток. Я всегда гляжу на
башенку с радостью, убеждаясь в том, что никому не нужный, заржавевший,
неподвижный флюгер еще цел. "Жить бы в этой башенке, -- думаю я иногда, -- жить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.