Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бы на самом верху, под шлемом и глядеть оттуда на городские крыши! Жить бы там
уединенно, общаясь с воробьями, голубями, кошками и облаками! Жить бы и не
тужить!" Улица кончается. Сворачиваю на широкий проспект. Еще метров сто -- и я
у цели.
По причине сравнительно раннего часа в распивочной мало народу. Беру стакан
"белого крымского" и ставлю его на узкий столик, тянущийся вдоль стены. Пью
портвейн, наслаждаясь тишиной и чистым воздухом. Неподалеку стоит незнакомый
человек с лицом небритым, помятым и не внушающим доверия. Он поглядывает на
меня с приветливой улыбкой. Потом подходит со своим стаканом в руке.
-- Слышь, борода, ты бывал в столице Великобритании -- Лондоне? -- спрашивает
меня человек.
-- Нет, -- отвечаю, -- в Лондоне я не бывал.
-- А в столице Австрии -- Вене?
-- И в Вене я тоже не бывал.
-- Так, значит, ты не гулял по Рингу и не восхищался собором святого Стефана?
-- Нет, не гулял я по Рингу, не глядел я на здание парламента, не восхищался
церковью Карла Барромея и собором святого Стефана тоже.
-- Это плохо, борода! Ну а Париж-то ты небось видел? По Елисейским полям
шатался? На Монмартр забирался? На Эйфелеву башню залезал?
-- Увы, Парижа я не видел, по Елисейским полям не ходил, на Монмартре не был,
на Эйфелеву башню не подымался, Нотр-Дам не осматривал, по Лувру      не
бродил, арку Звезды не фотографировал, и ни    одной оперы в Гранд-Опера не
посчастливилось мне      слушать.
-- Ну, борода! Ты оригинал! Ты уникум! Тебе, видать, уже за сорок, а ты и в
Париже еще ни разу не появлялся! А как у тебя с Миланом?
-- Я и Милана не видал, каюсь.
-- А ты не врешь, борода, не шутишь? Не верю я тебе что-то. Ну а Стокгольм? Он
же тут, рядышком! Неужто ты и Стокгольм ни разу в жизни не посетил?
-- Да и Стокгольм, к сожалению, посетить мне не удалось. Как-то все не
получалось.
-- Ты меня удивляешь, борода. Ты меня просто изумляешь! Честно говоря, ты меня
прямо-таки потрясаешь! Так чего же нам ждать-то с тобою? Чего нам тянуть? Давай
дунем в Лондон денечка на три? Полюбуемся Темзой и Вестминстером, поглазеем на
Тауэрский мост, подышим лондонским смогом. А после и в Париж заглянем, и в
Милан заедем, и в Вену заскочим. А, борода? Быть может, ты хочешь в Рим?
Колизей это, конечно, вещь! Или тебе больше по душе Венеция? Поторчим у собора
святого Марка, повздыхаем на мосту Вздохов? Можно еще и Испанию охватить --
Севилья, Гренада, Мадрид, Барселона! В Барселоне насладимся шедеврами чудака
Гауди. Слыхал о таком? И зря, ты, борода, такой угрюмый, такой сосредоточенный,
такой законопаченный, такой бронированный, такой неприступный! Проще, проще
надо жить, борода! Мягче надо быть, гибче и подвижнее! Веселее надо быть!
Веселее!
Расставшись с разговорчивым любителем странствий, я отправляюсь в кафе. Оно тут
же, поблизости. Оно маленькое, тесненькое. Все стены его покрыты вульгарной
абстрактной мазней, созданной каким-то модернистом-самоучкой. Этот дилетантский
абстракционизм придает интерьеру кафе романтический оттенок, и по вечерам здесь
частенько сидят очень бойкие молодые люди, которые очень громко, никого не
стесняясь, читают друг другу свои очень свежие, только что сочиненные стихи. За
кофейным аппаратом хозяйничает плотненькая пышногрудая брюнетка с челкой до
глаз и красными плотоядными губами.
-- Вам, как всегда, двойную с сахаром? -- спрашивает она, глядя мне в глаза
южным бесцеремонным взглядом.
Сидя за столиком и размешивая ложечкой сахар, я ошущаю спиной ее внимание к
своей персоне. Кроме того, я ощущаю еще что-то, какое-то неудобство, какую-то
озабоченность. Утром, едва проснувшись, я обнаружил ее в себе. Тогда она была
еще невелика. Часам к одиннадцати она подросла и в Эрмитаже доставляла мне уже
беспокойство. Сейчас же, под взглядом красногубой брюнетки, озабоченность стала
расти неудержимо.
...Ковыряхин сказал: "Зачем нам этот костер полыхаюший?.." И еще он сказал:
"Пусть улетает ее голос к пределам тем..." Он опасный человек, этот трактирщик

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.