Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Сходим на Знобишина! Он звонил, приглашал нас. Неловко как-то.
-- Сходим. Конечно, неловко. Разумеется, сходим. Отчего же не сходить.
Обязательно сходим. Завтра же сходим. Жаль, что сегодня уже поздно, а то и
сегодня бы сходили.
-- Завтра выставка закрыта.
-- Значит, послезавтра.
-- Послезавтра родительское собрание.
-- Тогда, стало быть, через два дня.
-- Через два дня выставка закроется. Она уже месяц как открыта. Знобишин потому
и звонил, что выставка скоро закроется. А мы все не идем и не идем. Хамство,
конечно, с нашей стороны.
-- Ты права, хамство. Но что же нам делать?
-- Постараюсь пораньше сбежать с родительского.
-- Хорошо, постарайся. А ты не брала мой сборник из книжного шкафа, когда
приходила в среду?
-- Нет, не брала.
-- И не заглядывала в шкаф?
-- Не заглядывала.
-- А ты хорошо это помнишь?
-- Хорошо. А что случилось? Пропал сборник?
-- Нет, не пропал.
-- Так в чем же дело?

Утром я отправляюсь на службу. Литература не кормит меня. Живопись -- и
подавно. Приходится служить.
Служба меня тяготит, хотя сама по себе она не так уж дурна. Многие даже
завидуют моей службе. "Нам бы такую! -- говорят. -- А ты все ноешь, все
привередничаешь, все недоволен!" Да, согласен, служба моя не так уж плоха. И,
однако, три дня в неделю, а то и четыре, а то и целых пять мне не принадлежат.
В эти дни я теряю себя. В эти дни я уже не я, а некто иной, помнящий притом,
что был совсем недавно мною, и оттого страдающий еще пуще.
Всякий раз, когда я приближаюсь к зданию, в котором располагается мое
учреждение, когда я вижу его простой, ничего не выражающий, никого не волнующий
унылый фасад, настроение мое начинает портиться. Когда же, войдя в вестибюль, я
направляюсь к  гардеробу, самочувствие мое становится тошнотворным.
Раздевшись, вручаю гардеробщице пальто и    шапку.
-- Шапку в рукав! -- говорит она.
-- Зачем? -- спрашиваю я.
Всякий раз она говорит мне "шапку в рукав", и всегда я совершенно машинально
спрашиваю "зачем?".
-- Затем, что шапка упасть может, и поди потом разберись, чья она! -- отвечает
гардеробщица сердито.
Покорно запихиваю шапку в рукав. Причесываюсь перед зеркалом. Бреду к лестнице
(лифт, как обычно, не работает). Медленно подымаюсь. Проходящие мимо студенты и
сослуживцы здороваются со мной. И я с ними здороваюсь. Все меня знают, и я всех
знаю. Как китайский болванчик, я непрестанно киваю головой: здравствуйте!
здравствуйте! здравствуйте!
Но вот сверху торжественно движется начальствующее лицо. Оно глядит на меня
выжидающе и не здоровается. Потому что я не начальствующее, а простое служащее
лицо и должен с начальствующим лицом здороваться первым.
-- Добрый день! -- говорю я, стараясь не выглядеть чрезмерно злым и мрачным. Со
злостью я кое-как справляюсь, но мрачность остается. Начальство в прекрасном
настроении, оно улыбается.
-- Что вы такой грустный? -- интересуется начальство. -- Вы здоровы? Дома у вас
все в порядке?
-- Спасибо, здоров. И дома полнейший порядок. Просто плохое настроение. Не с
той ноги встал.
-- Сочувствую, -- говорит по-прежнему улыбающееся начальство и, дружески, даже
как бы отечески коснувшись ладонью моего плеча, движется дальше.
Наконец шестой этаж. Слегка утомившись от восхождения, вступаю в помещение

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.