Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лица, многозначительно помолчал, опустил руки, приподнял подбородок и
громогласно, очень торжественно, нараспев произнес:
-- Начинаем концерт певицы Ксении Владимировны Брянской! В программе цыганские
и русские романсы!
После этого он отступил назад и повернул лицо к выходу. Забывшись от волнения,
я положил ладонь на руку жителя Прокопьевска, тотчас отдернул ее и машинально
пробормотал извинение, не спуская глаз с темного проема, полуприкрытого
кроваво-красным бархатом.
Ксения вышла быстро, деловито, перекинув через руку длинный шлейф своего белого
с голубоватым отливом платья. Встав посреди эстрады, она бросила шлейф, и он
растекся гигантским цветком у ее ног. Обведя глазами публику, она улыбнулась.
Зал молчал. Зал окаменел. Зал задохнулся от восхищения. И я, сидящий в зале,
вдруг позабыв, что предо мною Ксюша, тоже окаменел, тоже задохнулся.
Среди прекрасной белой архитектуры между двух рядов стройных белых колонн
стояло прекрасное, стройное существо в чем-то ослепительно белом и тоже
несказанно прекрасном. Стояло и улыбалось. Зал был отлично освещен, но от этой
улыбки, кажется, в нем стало еще светлее.
В затопленном светом огромном зале в полном безмолвии и в полной неподвижности
сидели и стояли сотни людей. Все они, широко раскрыв глаза и приоткрыв рты,
смотрели, как улыбается прекрасное существо. Голова, нежные руки, тонкое,
затянутое в шелк тело поразительного созданья мерцали, сияли, сверкали,
лучились, искрились, ослепляли, кружили голову, завораживали, лишали воли,
туманили сознание и вызывали жгучий восторг. Это был сеанс массового гипноза.
Сейчас сверкающее существо взмахнет сверкающей рукой и скажет: "Встаньте!" -- и
все полторы тысячи человек послушно встанут. Потом оно прикажет: "Взлетите!" --
и все, толкаясь, натыкаясь на люстры и друг на друга, торопливо взовьются к
потолку. Потом гипнотическое существо еще что-нибудь прикажет, еще что-нибудь
придумает. А после оно велит: "Умрите!" -- и все умрут с радостью, со слезами
умиления на глазах. И зал будет заполнен мертвыми телами.
"Не слишком ли много на ней драгоценностей? -- подумал я. -- Она похожа на
витрину фирмы Фаберже, что на улице Герцена, то бишь на Большой Морской. Любит
Ксения роскошь. Но, видит Бог, бриллианты ей к лицу, бриллианты ее не портят,
бриллианты ее не затмевают. Она создана для этих сверкающих граненых камешков.
А камешки сотворены природой специально для нее".
-- Ух ты! -- тихо сказал мой сосед и цокнул языком. -- Ну и ну! -- добавил он.
-- Фрина! Психея! Ариадна! Галатея! Сама Елена Троянская, не иначе!
"Однако, образован!" -- подумал я, покосившись на сибиряка.
Между тем в зале возник какой-то шорох, который становился все слышнее. И вдруг
будто что-то взорвалось или обвалилось с грохотом. Публика здоровалась со своим
кумиром.
Ксения склонилась в поклоне. На ее плече синим огнем вспыхнул какой-то камень.
Вспыхул и погас. Выпрямившись, она еще раз поклонилась и, подхватив платье,
направилась к роялю. Аплодисменты наконец стихли. Появился аккомпаниатор. Он
уселся на свое место и стал листать на пюпитре ноты.
-- Цыганский романс "Если б я не любила"! -- объявил ведущий и удалился за
красный бархат.
Ксюшин голос показался мне непривычно слабым и как бы слегка надтреснутым.
"Еще не вполне здорова, еще не распелась, -- подумал я. -- Быть может, и впрямь
не стоило мне приходить сегодня? Быть может, и Ксюша напрасно поет, напрасно не
отменила концерт? Сегодня ею можно только любоваться. Да и вредно ей, наверное,
петь, когда она простужена. Ах, Ксюша, Ксюша!"
Романс был уже спет. Публика аплодировала. Публика стала бы аплодировать Ксении
Брянской даже если бы ее и не слышно было совсем. Публика привыкла аплодировать
этой женщине, она не смеет ей не аплодировать, она уже давно порабощена ею. О
бедная, бедная, счастливая публика!
Второй романс  Ксения  спела  чуть  получше.  Третий -- еще лучше. Голос ее
вновь обретал глубину и силу, голос к ней возвращался. После каждого романса
аплодисменты становились все громче. Изредка с хоров и с задних рядов партера
слышалось "браво". Ксюша улыбалась все ярче и кланялась все ниже. В зале уже
бушевал восторг. Волны восторга прокатывались по партеру и обрушивались на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.