Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

16 ДЕКАБРЯ
в зале Дворянского собрания
состоится сольный концерт
певицы
К. В. БРЯНСКОЙ
в программе
цыганские и русские романсы

...Шестнадцатое
декабря... шестнадцатое декабря... Но где, где же я видел эту дату раньше? Она,
кажется, была высечена на камне. Да, на камне! Она была над входом в какое-то
сооружение, в какое-то небольшое здание... Она была над входом в часовню! В ее,
Ксюшину, часовню на кладбище! Как давно я там не был! Почти год. И не тянуло
меня туда, не тянуло! Ведь Ксюша была жива, была со мною! Впрочем, на кладбище
мы с нею заходили, но это было в девятьсот восьмом, и тогда... и тогда я,
естественно, не мог видеть часовню и эту надпись над входом. И вот поэтому я
позабыл, успел позабыть... Но если бы вспомнил в трактире, или вчера, или
сегодня в начале концерта?.. Ведь я же мог бы ее спасти! Ведь тогда у меня уже
не было бы сомнений! Ведь тогда... А как же часовня? Ведь она существует! Ведь
она стоит там, у речки! И на сером камне вырублена эта дата! И число
обозначено, и месяц, и год. Только у года, будто нарочно, сбиты последние две
цифры. Стало быть, все заранее предопределено! Все заранее тщательно продумано!
Все до мелочей! Потому и забыл я о дате, что так угодно было провидению, что
так надо было! И кому-то было угодно, чтобы подлец Ковыряхин... К тому же на
моих глазах! Но кто он, этот великий фантазер, этот жестокий драматург, этот
автор всех человеческих трагедий? За что он бедную Ксюшу? В расцвете красоты! В
зените славы! Ей бы еще петь и петь! Ей бы в оперу! Она потрясла бы весь мир! И
меня вместе с трактирщиком он выбрал орудием своей творческой прихоти. Именно
меня ему и не хватало для стройности сюжета. Но, быть может, Ксюша была права?
Но, быть может, это и есть плата? За талант? За успех и богатство? К тому же
смерть красивая, ничего не скажешь. Жизни ее под стать. На эстраде. На глазах у
почитателей. Положили на рояль. Такую прекрасную, белую на черный рояль,
черный, как смерть. Сколько лет она пела, стоя у этого рояля, опершись о него,
отражаясъ в его блестящем боку! И вот ее положили на него. Как все красиво!
Красиво до ужаса, до безумия. Самое время теперь мне рехнуться. Пример
Знобишина соблазнителен. Стало быть, и правда -- за все надо платить.
"Граждане, не забывайте оплачивать проезд!" Забудешь, так напомнят. Где-то
ведут учет, в какой-то бухгалтерии. "Это уже оплачено, а это представить к
оплате. И пусть не забудут расписаться в ведомости!" У Бога, значит, есть такая
бухгалтерия в его "аппарате". Бог дал -- Бог взял. А Ксения любила Бога. И
часто молилась ему. И доверяла ему. Как же не доверять -- он дал ей так много.
А Бог ее, как перепелку, на лету. Метко стреляет! Но, говорят, что раньше
прочих он берет к себе тех, кого любит. Любил он Ксюшу и не смог удержаться --
взял ее к себе. Сидит она сейчас у Бога в раю и пьет чай с вареньем из черной
смородины. "Ну что, попела?" -- спрашивает Бог. "Попела", -- отвечает Ксюша и
дует на чай. Чаевничают небось как положено, пьют из блюдец, по-русски. "Вот и
хорошо, -- говорит Бог. -- Теперь чайку попей, отдохни. У меня тут тепло,
спокойно. А я по тебе соскучился. Уж очень ты мила и даровита. Таких женщин,
помнится, за всю историю не много было. На пальцах пересчитаешь".
Подхожу к афише поближе и ногтем пытаюсь подцепить ее кончик. Кто-то берет меня
под руку. Оборачиваюсь. Предо мною милиционер в полушубке.
-- Прошу вас, гражданин, следовать за мной.
Послушно следую. Выходим на Невский, останавливаемся у края тротуара.
Подъезжает патрульная милицейская машина. Распахивается задняя дверца. Из нее
вылезает другой милиционер. Поддерживая меня под локти, милиционеры помогают
мне забраться в машину.
Отделение милиции. За столом немолодой лейтенант с усталым лицом. Я сижу перед
ним на стуле. Рядом стоит мой милиционер в полушубке. Теперь я вижу, что он
очень молод. В его глазах есть что-то восточное.
-- Был задержан при совершении акта мелкого хулиганства, -- говорит он. --

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.