Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зеленый. Вот он снова красный. Машин не видно. Светофор светит для собственного
удовольствия.
Иду к площади, подхожу к собору. В полумраке поблескивают мокрые гранитные
колонны. Лучи прожекторов упираются в тускло мерцающий золотой купол, будто
поддерживая его, чтобы не упал. Промчавшееся мимо такси обдает меня брызгами.
Отряхиваю брюки и пальто. Ботинки опять промокли. За собором на высоком пышном
пьедестале ненастоящий, как манекен, бронзовый всадник поднял на дыбы нервную,
тонконогую, совсем живую бронзовую лошадь. Дождевые струи текут по плечам
всадника и по шее лошади. У монумента останавливается милицейская машина с
синей мигалкой на крыше. Дверца  машины открывается, милиционер в дождевике
направляется ко мне. "Ну вот, опять! -- думаю. -- Чем я теперь провинился?"
Милиционер подходит и спрашивает, нет ли спичек. Достаю из кармана спички.
Прикрываясь полой дождевика, милиционер закуривает, благодарит и садится в
машину. Машина медленно объезжает памятник и скрывается за углом. Дождь не
унимается. Дождевая вода каплет с кепки мне за воротник. "Жалко Настю", --
думаю я.

Май.
Кафе-мороженое на Лиговке -- бывший "Голубой жираф". Сижу за столиком в том
самом углу, где впервые сидели мы с Ксенией. Напротив меня сидит белобрысая
девица с "лошадиным хвостом" на макушке. Хвост длинный, тщательно расчесанный.
Девица уплетает мороженое, запивая его яблочным соком.
Появляется А. Садится сбоку, между девицей и мною.
-- Какие новости?
-- Новости плохие. Ксения умерла.
Пауза. Ложка с мороженым, поднесенная девицей ко  рту,  застывает  в  воздухе.
Глаза  девицы  округляются -- в них испуг и любопытство. Глаза А. тоже
округляются -- в них изумление и растерянность.
-- Когда?
-- Какое это теперь имеет значение? Вчера! Позавчера! Семьдесят пять лет тому
назад -- шестнадцатого декабря тысяча девятьсот восьмого года!
-- Шестнадцатого декабря? Что же не позвонил, не сказал... Ну, брат...
-- А зачем? На похороны мы с тобой все равно не попали бы. Не пустили бы нас на
похороны.
Опять пауза. Девица, не поднимая головы, быстро доедает мороженое, допивает
сок, поправляет рукою хвост, надевает на плечо ремешок сумочки и торопливо
уходит. У дверей она оборачивается и бросает на меня последний взгляд. Но что в
нем, издалека не разобрать. А. встает, направляется к стойке и вскоре
возвращается с бутылкой все того же гурджаани.
-- Помянем Ксению Владимировну! -- говорит он и наливает вино в стаканы. -- Но
как же это случилось?
-- Убил один сумасшедший. В сердце попал. Точнехонько в сердце. Его, правда,
тоже... Все на моих глазах.
-- И ты не смог?..
-- Нет, не смог. До эстрады было метров тридцать, а он, как видно, все
рассчитал, хотя и был безумец. 
Вино выпито. Теперь встаю я. Теперь я иду к стойке и возвращаюсь с бутылкой
гурджаани.
-- И все-таки, что же это было? -- спрашиваю я, разглядывая дно стакана. --
Затмение ума? Особая, редко встречающаяся форма безумия, в котором есть логика,
есть система, есть гармония и красота? Уникальная, изумительная, прекраснейшая
форма безумия, которая встречается раз в тысячелетие и потому неизвестна еще
медицине? Или это были галлюцинации, это был сон наяву? Сон, в котором все так
четко, так выпукло, так реально, до неестественности реально, реальнее, чем
сама реальность? Долгий сон с продолжениями, с захватывающим сюжетом и с
продуманной до мелочей композицией? Многосерийный цветной, широкоформатный,
стереофонический и стереоскопический сон? Или это эксперимент неведомого
гипнотизера, обладающего чудовищной силой внушения, от которой нет никакой
защиты? Но почему именно я был избран объектом для гипнотических манипуляций?
Почему именно я погружен был в иную жизнь и обречен был наслаждаться в ней и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.