Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

небу. Вороны летают стаями. Рассевшись по деревьям, они подолгу, без устали
каркают. Они озадачены теплой осенью.
Вхожу в полуоткрытые ворота Летнего сада и медленно иду по аллее.
Ряды белых статуй и черных стволов деревьев. Стволы бугристые, корявые,
морщинистые, но живые. Статуи гладкие, точеные, округлые, но мертвые. Плохие
статуи. Шаблонные позы, слащавый пафос, натужная вычурность. Заурядное барокко.
Еле слышные отзвуки берниниевского великолепия. Но без них Летний -- не Летний.
Прижились, пригрелись. Впрочем, после Италии им здесь прохладно. До сих пор,
наверное, не привыкли к морозам. Зимние дощатые футляры не спасают. Промерзают
небось до костей все эти Помоны, Дианы и Немезиды.
Пруд. Два белых лебедя на пруду. Картинно изогнув шеи и положив голову на
грудь, они дремлют на дремлющей, неподвижной воде среди дремлющих старых
деревьев. Можно написать пейзаж в стиле Знобишина и назвать его тоже
по-знобишински -- "Осенняя дрема", или "Осенняя тишь", или "Последние дни
осени". Давно уж не писал я печальных осенних пейзажей. Один из лебедей
подымает шею, потом снова наклоняет ее и ворошит клювом перья у себя на крыле.
Маленькое перышко падает на воду и застывает на ней, белое, невесомое и
пушистое. Лебедь величественно разворачивается и плывет к берегу. Теперь у него
типично лебединый облик, классически лебединый облик: шея его изображает
латинскую букву S, крылья плотно прижаты к бокам, из-под них торчит кончик
хвоста. Красив, подлец! Эталон земного совершенства. Еще роза. Еще соловей. И
еще Ксюша, когда она на сцене, когда она поет. Тогда она одновременно и лебедь,
и роза, и соловей.
Стою на набережной Мойки. Слева от меня     мост, справа -- тоже мост. Предо
мной Михайловский замок -- последнее прибежище курносого императора. Откуда
выносили его тело? Вероятно, из тех парадных, гранитных ворот. Мне жалко
российского Гамлета. Он был упрям. Он лез на рожон. Ему не хватало хитрости. Он
всех подозревал, но был недальновиден. Он всех опасался, но был беззащитен. Он
был одинок и несчастен.
Замок нелеп, как сам Павел, как все его безумные затеи. Попытка совместить
приветливость классики с угрюмостью средневековья породила архитектурный
курьез, смешную театральную декорацию. Жаль, однако, что не сохранились каналы,
и подъемные мосты, и полосатые будки, и часовые в киверах.
Широкая, чрезмерно широкая лестница со статуями по краям. Она никуда не ведет.
Она только для величия. Внизу у лестницы бегают чистокровные собаки разных
пород, собаки-аристократки, псы-аристократы. Их здесь выгуливают, они здесь
общаются. Здесь собачье место, собачий клуб, собачье Благородное собрание. Тут
и маленькие собачонки -- болонки, шпицы, скотч-терьеры, тут и собаки средней
величины -- пудели, эрдельтерьеры, колли, доберман-пинчеры, тут и гиганты --
английские доги, сенбернары, ньюфаундленды, а также какие-то слоноподобные
твари неведомой породы. Все эти представители собачьего мира резвятся, прыгают,
носятся друг за другом, обнюхиваются, визжат, лают, -- словом, чувствуют себя
превосходно.
В окне второго этажа кто-то стоит. Стоит и смотрит на собак. Кажется, он
курнос. Но любил ли собак покойный император?
Раздается пушечный выстрел. Полдень. На верхней площадке лестницы появляется
маленькая фигурка в большой плоской шляпе с плюмажем, в ботфортах и с тростью в
руке. Она застывает в горделивой позе -- одна нога отставлена, подбородок
задран, рука за отворотом сюртука. Собаки, как по команде, сбегаются к лестнице
и садятся полукругом. Около меня собирается небольшая толпа зевак.
-- Странно, -- говорю я, ни к кому не обращаясь, -- собак выгуливают вечером
или ранним утром, а сейчас полдень.
-- Ничего странного, -- отвечает мне кто-то, стоящий рядом, -- в городе полно
пенсионеров, и они могут выгуливать собак, когда им заблагорассудится.
Император быстро-быстро сбегает по лестнице, останавливается перед собаками,
запускает руку за широкий обшлаг, что-то вытаскивает оттуда, наклоняется и сует
это что-то каждой собаке под нос. Все собаки сидят смирно, и только хвосты у
них вертятся и бьют о песок от возбуждения.
-- Очень странно, -- продолжаю я. -- Много лет живу в городе и не знаю, что
Павел Первый у Михайловского замка кормит собак.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.