Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Это действительно очень странно, -- удивляется стоящий рядом. -- Всем ведь
известно, что каждую пятницу с двенадцати ноль-ноль до двенадцати двадцати
Павел собственноручно кормит собак. Он делает это много лет со свойственной ему
аккуратностью.
Самодержец между тем распрямляется, делает несколько шагов назад, поправляет
рукою шляпу и снова задирает подбородок. Растроганные собаки бросаются его
благодарить. Они прыгают коронованной особе на грудь, кладут ей на плечи лапы,
тянутся к лицу, дабы его лизнуть.
-- Трогательное зрелище! -- произносит стоящий рядом. -- Как они его любят!
-- Да, весьма трогательное, -- соглашаюсь я.
Павел поворачивается к собакам спиной. Павел покидает собак. Павел взбегает по
лестнице и исчезает. Толпа начинает расходиться. Я гляжу на свои часы -- сейчас
двенадцать часов двадцать одна минута.
Двигаюсь по Мойке вдоль Михайловского сада. Из-за деревьев торчат главы той
самой, причудливой, церкви. На этом месте убили еще одного императора. Он тоже
был недальновидным. Частенько, однако, царствовавшие особы лишались жизни
насильственным путем! Опасное это дело -- быть властителем: повелевать,
издавать законы, затевать войны, казнить и миловать, кого-то притеснять, к
кому-то благоволить, заботиться о народе и улыбаться ликующей толпе. Мудреное
это дело, хотя и заманчивое. Тут надо быть начеку, надо держать ухо востро, тут
нельзя считать ворон и распускать слюни. Чуть зазевался -- и пиши пропало.
Хорошо, если воздвигнут церковь на месте убиения. Хорошо, если потом эту
церковь не снесут, а превратят в склад для театральных декораций.
Иду дальше. По обыкновению своему, разглядываю попадающиеся на пути дома. Они
мне рассказывают о своей судьбе, они со мною откровенны.
Вот этот, розовый, четырехэтажный, построили в конце восемнадцатого века --
тогда он был трехэтажный. В начале девятнадцатого его надстроили и частично
изменили фасад -- окна сделали побольше. А в конце девятнадцатого к фасаду
пристроили крыльцо в ренессансном духе. В начале же двадцатого был переделан
весь карниз в соответствии с увлечениями тех лет. В сороковых годах дом сгорел
и его восстановили, но, как водится, не полностью -- кое-что исчезло
безвозвратно. И уже совсем недавно на фасаде отвалился большой кусок
штукатурки. Штукатурка, быть может, на кого-то упала, кого-то, быть может,
увезли в больницу или в крематорий. Так и стоит этот дом обезображенным,
поджидая ремонта.
А этот был сооружен лет восемьдесят тому назад, когда Ксюша была еще жива. И
она, возможно, видела, как его строили, а после, проезжая мимо в своей коляске,
разглядывала его и думала: "Какой чудесный дом! И как скоро он построен! Совсем
недавно его еще не было!" И с тех самых Ксюшиных времен ни разу его не
перестраивали, не надстраивали, не расширяли. Война его не тронула. Никогда он
не горел, и нет в нем трещин от неравномерной осадки. Фасад выглядит почти
безукоризненно: все лепные украшения целы, все балконные решетки сохранились,
все кронштейны под карнизом тоже в сохранности, а зеленый майоликовый фриз
кажется совсем новеньким. Этому дому можно позавидовать. Он устоял, выжил и
ухитрился за восемьдесят лет почти не измениться. Время было к нему
благосклонно? Или оно прозевало его? Или некая таинственная сила защищает его
от времени? Узнать бы, какая? Нет, нет, никакая сила не защитит от времени!
Просто дом счастливчик и все.
По другому берегу Мойки чуть впереди меня идет женщина. Стройна и, видимо,
молода. Длинное черное пальто в талию. Маленький стоячий воротник из
коричневого меха -- вроде бы из соболя. Из такого же меха манжеты, таким же
мехом оторочен подол, из него же и маленькая шапочка на пышных темно-русых
волосах... Сердце мое [cedilla]кает. Да полно! Сколько таких стройных с
темно-русыми волосами в гигантском городе! Скольно таких черных пальто с
соболиным мехом! Сколько таких собольих "таблеток"! Шкурки соболя продаются в
меховом отделе любого универмага. Они, конечно, недешевы, но не так уж и дороги
-- вполне доступны для средней покупательницы, которая замужем, у которой муж
прилично зарабатывает и умеренно пьет. А если к тому же она и сама имеет
денежную профессию, а если к тому же она бережлива и знает счет деньгам, не
швыряет их на ветер... Но почему же я прибавляю шаг? Глупость! Ребячество!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.