Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

прямоугольник пасмурного неба. Откуда-то издалека доносится уличный шум. В углу
двора-колодца стоит старая, рыжая от ржавчины железная кровать с шарами на
спинках и со вспоротым грязным матрацем. Из чрева матраца торчат пружины. Рядом
у стены стоит картина в перекосившейся самодельной раме. Она написана маслом.
Краска кое-где отвалилась. Изображены репинские запорожцы. Издевка?
Хулиганство? Нет, конечно. Просто донельзя неумелая копия. Но запорожцев все же
можно узнать. И они все же хохочут, им все же весело. Под кроватью стоит
эмалированный чайник с погнутым горлышком и без крышки. Тут же лежит
продавленный резиновый детский мячик. На стене большие черные кривые буквы:
ЗДЕСЬ Я ЦЕЛОВАЛСЯ С ЛЮДКОЙ. У кровати, по-прежнему спиной ко мне, стоит женщина
в длинном пальто с собольим мехом. Подхожу к ней, беру ее за плечи и
поворачиваю. Она спокойно глядит на меня, не вынимая рук из собольей муфты.

Возвращаюсь на улицу. Иду дальше.
Мимо проезжает троллейбус. Из его полуоткрытой двери торчит человек. Ему очень
неудобно. Он еле держится, судорожно вцепившисъ в поручень одной рукой. В
другой руке -- небольшой портативный магнитофон. Человек может упасть и
разбиться или угодить под заднее колесо троллейбуса. Человеку угрожает
смертельная опасность, он рискует жизнью. Наверное, он страшно торопится,
наверное, он не может опоздать, наверное, его опоздание равносильно гибели,
равносильно полнейшему жизненному краху. Решается его судьба -- все повисло на
волоске. И сам человек повис в двери троллейбуса. Сочувственно провожаю
взглядом его спину в светло-сером пальто и его изящный, блестящий, кажется,
японский магнитофон.
Два огромных, плечистых, мускулистых атланта, скорчившись от напряжения, держат
на плечах тяжеленный, толстый, высокий -- на четыре этажа -- эркер. Судя по
выражению их лиц, держат они его давно. Они чертовски устали, они теряют
последние силы. И никто не хочет им помочь, никто не собирается их сменить. А
если они плюнут и уйдут, эркер тут же рухнет и увлечет за собой дом, который
тоже рухнет, увлекая за собой соседние дома. Словом, если атланты не выдержат,
случится ужасающая катастрофа. Но никто, никто не желает им помочь. И я --
тоже. Постояв около них, иду дальше. Дойдя до перекрестка, оглядываюсь: дом еще
стоит, атланты не уходят. Кто оценит их подвиг?
Сквер. На одной из скамеек парочка. Сидят рядышком. Он пытается поцеловать ее в
губы, но она стесняется, она отворачивает голову, и ему приходится целовать ее
в щеку. А ей, конечно, тоже хочется, чтобы он поцеловал ее в губы, но она
скромная, стыдливая, хорошо воспитанная девушка, и ей приходится подставлять
ему щеку. Он упорствует, берет ее за подбородок и пытается повернуть к себе ее
лицо. А она сопротивляется, она отталкивает его руку, она отклоняет голову, но
при этом не отодвигается от него, не отстраняется. Он, видимо обидевшись,
убирает руку, оставляет ее в покое и сидит, глядя в сторону. Она, видимо
испугавшись, заглядывает ему в глаза и что-то ему говорит. Тут он снова
поворачивается к ней, хватает ее голову обеими руками и впивается ртом в ее
губы. Она уже не сопротивляется.

С витрины кинотеатра на меня смотрит самодовольный красавчик с прилизанными,
прилипшими к черепу волосами и с пижонской трубкой в углу рта. Он похож на
Одинцова. Если бы Одинцов вышел в отставку и сбрил свои гвардейские усы, он
вполне сошел бы за киноактера в амплуа супермена и счастливого любовника. Но
подполковник Одинцов никогда не подаст в отставку, во всяком случае по доброй
воле, и ни за что на свете не сбреет свои роскошные усы, разве что на пари.
Нет, даже на пари он не лишится усов! Но что ждет его теперь, после гибели
Ксении, что с ним теперь станет? И быть может, он не случайно, а нарочно тогда
промазал? Быть может, он только припугнуть меня хотел? А я разозлился и
прострелил ему колено. И ведь я действительно оскорбил его офицерскую честь,
стал виновником его несчастья.
Детская коляска у входа в магазин. В коляске возлежит щекастый, румяный, тепло
укутанный младенец. У него скорбное выражение лица. Кажется, он недоволен тем,
что появился на свет. Кажется, бытие ему не по душе и земной мир ему не по
вкусу. Привередливый младенец. Все живут с удовольствием, все радуются жизни,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.