Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вверх -- там, высоко-высоко, что-то голубеет, кажется небо), иногда же внезапно
широкие, с подобием сквера посередке, с несколькими деревцами и кустиками, с
площадками для спортивных и неспортивных игр, с будками частновладельческих
гаражей, с баками для мусора, с какими-то сарайчиками, а иногда даже с
голубятнями (все меньше в городе голубятников, все меньше!). 
А брандмауэры! О них я мог бы писать венки сонетов, элегии и эклоги, поэмы,
романы в стихах, просто романы и целые эпопеи! 
Пожалуй, нет в городе ничего более волнующего, впечатляющего и возвышающего
душу, чем эти голые, глухие, совершенно неприступные стены, лишенные выступов,
ниш и окон, лишенные всего, на чем можно было бы остановить свой взгляд,
превосходящие размерами и суровостью многие грандиознейшие постройки древности
и невероятно загадочные в своей непомерной лапидарности и мощи! Их величие, их
мужественная, угрюмая красота не поддаются никакому описанию. Я и не пытаюсь их
описывать. Но, завидя брандмауэр, я всегда останавливаюсь и долго пребываю в
неподвижности, потрясенный этим чудом цивилизации. Если же брандмауэров
несколько, я могу стоять перед ними часами, и это меня нисколько не утомляет.
Однажды я проторчал перед тремя великолепными стенами от полудня до заката
солнца, следя, как изменялось их освещение, как падали на них тени, как потом
эти тени двигались, скользили, разрастались, удлинялись, сливались друг с
другом, густели и мрачнели, как загорались и гасли рефлексы, как постепенно
тускнели краски. Этих впечатлений мне хватило на неделю. Когда же она миновала,
я бросился к другим брандмауэрам. Сам того не замечая, я стал изучать
брандмауэры и узнал о них много такого, чего не знает, быть может, никто. У
этих каменных гигантов свои повадки, свои радости и тревоги, своя амбиция, свое
кирпичное самолюбие. В их жизни случаются трагические минуты. Например, тогда,
когда их начинают разрушать вместе с домом, которому они принадлежат, дабы
воздвигнуть на освободившемся месте новое сооружение. Соседние брандмауэры
пытаются помочь гибнущему собрату, но, увы, их усилия никогда не достигают
цели, и обреченная стена все же рушится, падает на землю, раскалывается,
разламывается, рассыпается на тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч кирпичных
обломков, подымая пыльную тучу, которая взмывает к небесам и после долго
оседает на землю, покрывая ее серой, мертвой пеленой, покрывая ее прахом
покинувшего мир несчастного брандмауэра. Но случаются у этих удивительных стен
и свои праздники. Например, когда их приводят в порядок -- чистят
пескоструйными аппаратами или красят. После этого они долго щеголяют своей
опрятностью, яркостью или изысканностью колера и кажущейся молодостью (увы, все
брандмауэры уже в годах, все они старички -- современное зодчество обходится
без брандмауэров). 
А мосты! Мосты через те, беспокоящие меня, каналы, через малые и большие реки,
которыми изрезан город, через улицы и железнодорожные пути! Но о мостах этого
города написано предостаточно, и я о них умолчу. Скажу только, что стоять на
мосту -- одно удовольствие. Стоять и смотреть сверху на то, что течет под
мостом. Если это вода, то приятно наблюдать за водяными струями, следить, как
они сталкиваются, сплетаются и расплетаются, завиваются в спирали и,
покружившись на одном месте, устремляются по течению, унося с собою мусор, а
иногда и льдины, а иногда и чаек, покачивающихся на волнах. Приятно также и
плюнуть в воду разок-другой. Плюнуть и долго следить, как плевок уплывает в
неизвестность. Если это люди, то любопытно рассматривать их шапки, шляпы,
кепки, платочки, береты, фуражки, а также и их макушки, по обыкновению
прикрытые волосами, но иногда и плешивые. Если же это машины, то забавно
разглядывать их крыши и содержимое их открытых кузовов. Иногда в кузовах сидят
пассажиры. Они смотрят снизу на мост и приветственно машут тебе рукой. 
Когда стоишь на мосту, когда находишься между двух берегов, когда ты не тут и
не там, возникает щемящее чувство неопределенности, случайности и
необязательности существования, чувство некоей промежуточности. Сзади с тобой
уже распрощались. Впереди тебя еще не встречают. Где ты? И есть ли ты вообще? А
если и есть, то не для того ли ты создан, чтобы стоять на мосту и плевать с
моста в воду? И не есть ли вся жизнь наша лишь мост, переброшенный с берега на
берег? Кому достался ручеек (перебежал по гнущимся, пляшущим доскам -- и каюк),
кому настоящая, но не слишком широкая речка, а кому и широченнейшая река (с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.