Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пытается скрыться от погони.
Ворота. Запыхавшись, выбегаю на Садовую. У тротуара стоит коляска. Настоящая,
одноконная, крытая черным лаком, легкая коляска. Поднятый кожаный верх. Широкая
спина возницы с голубым кушаком. Гнедая тонконогая лошадь. "Отчего же коляска,
а не сани? -- мелькает у меня в голове. -- Ах, да! Мостовые посыпают песком!"
Рядом с коляской стоит моя незнакомка. Она вытаскивает руку из муфты,
подхватывает подол пальто, ставит ногу на ступеньку (ботинок черный, с узким
носком и высокой шнуровкой) и легко вскакивает в экипаж. Кучер натягивает
поводья, и лошадь с места берет рысью. Мягко покачиваясь на рессорах, коляска
уезжает. Я провожаю ее взглядом. Задержавшись у перекрестка, она сворачивает на
Инженерную. Лицо! Его я так и не увидел.
Киносъемка, конечно. В городе что-то снимают. Сейчас перерыв. Актрисе, а может
быть, всего лишь статистке, захотелось прогуляться. Все натурально: и шапочка,
и ботинки со шнуровкой, и муфта, и голубой кушак кучера. А как приятно
прокатиться по городу в старинной коляске... Но ведь там, в вагоне, тоже была
она! Не снимая старомодного пальто, не меняя старомодной прически, оставаясь
все в той же "таблетке" с цветком, едет куда-то за город? Господи! Да мало ли
почему она отправилась за город! Съемка идет одновременно и в городе и где-то в
пригороде. Вечером возвращалась со съемки -- только и всего! Но в электричке
она была без сережек -- хорошо помню. А тогда, в комнате, конечно мне
померещилось. Книжку я сам брал машинально, не соображая, думая о чем-то другом
и забыв прикрыть дверцу. Такое бывает со мною, бывает. И все это вместе --
совершенно случайное, да, да, случайное, беспричинное, ни к чему не обязывающее
и ни на что не намекающее стечение обстоятельств.
Коляска-то, между прочим, отличная. И, кажется, совсем новая. А лошадь холеная
и хороших кровей. Прекрасная лошадь. Соболь явно натуральный. Изумруды вроде бы
тоже. Нет, не статистка -- актриса. Любопытно, что снимают? Очередной рассказ
Чехова? Или за Бунина уже взялись? Или это исторический фильм? Дама в соболях
-- бесстрашная революционерка. В муфте она прячет браунинг. Ей поручено
политическое убийство. Но провокатор помешает ей выполнить задание. Она,
бедняжка, окончит свои дни на виселице. Браунинг небось совсем маленький,
симпатичный. Пули отравленные. Пули непременно должны быть отравленными, чтобы
уж наверняка.
Но как изящно приподняла она рукою подол! Будто это вовсе привычное для нее
дело, будто каждый день по нескольку раз садится она в экипаж. Актриса, видать,
способная. И хорошо вошла в образ.

Настин дом построен в том стиле, который когда-то почти у всех вызывал
негодование, а теперь почти всех приводит в восторг. Фасад живописен и
претенциозен. Он благоухает цветами и женской парфюмерией. Цветы растут на
карнизах и прямо на стенах, образуя подобие плотно засаженных клумб. Их вялые,
длинные стебли, слегка изгибаясь, безвольно тянутся вниз и опутывают оконные
наличники. Над окнами виднеются головы красивых печальных женщин с распущенными
змеевидными волосами. Волосы тянутся к цветам. Цветы вплетаются в волосы.
Печальные красавицы выглядывают из зарослей экзотических растений.
В вестибюле остатки мраморного камина. Он тоже украшен женской головой. Но эта
женщина почему-то весела -- она улыбается. Потолок вестибюля сплошь покрыт
гипсовыми листьями. Вероятно, это листья тех цветов, которые на фасаде.
Настя живет на третьем этаже. Между вторым и третьим этажами на лестнице
сохранился витраж: красная лодка под белым парусом несется по синему морю,
разрезая носом кудрявые волны. Над морем повисли сдобные, румяные облака.
Дверь Настиной квартиры. Старинная бронзовая ручка, до блеска вытертая руками
жильцов. Над кнопной звонка -- табличка:



Алтуфьевы -- 1 зв.
Панкратова -- 2 зв.
Коган -- 3 зв.
Рюхины -- 4 зв.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.