Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зарывался в снег с головою. Выражение лица у мальчишки радостно-задумчивое.
Мимо проходит интеллигентная старушка в старенькой облезлой шубейке под
морского котика и со старенькой кошелкой в руке. Она идет медленно -- боится
поскользнуться. Выражение лица у нее отсутствующее. Из кошелки торчит мордочка
кудрявой болонки с черной, влажной пуговицей носа. Выражение мордочки
неопределенное.
Мимо проходит милиционер в таком же, как у кучера, черном полушубке. Полушубок
перетянут белыми ремнями. Заметив коляску, милиционер на секунду
останавливается и потом следует дальше. Он тоже думает, что это киносъемка.
Наконец появляется кучер. Я вижу его лицо. Он похож на цыгана, на разбойника
старых времен и на современного террориста то ли из Южной Европы, то ли из
Ближней Азии, то ли из Центральной Америки. Он импозантен. Возраста
непонятного. Он что-то жует. Из-за его кушака торчит кнутовище. Он подходит к
лошади. Его рука протягивается к лошадиной морде. Теперь и лошадь что-то жует,
время от времени фыркая и позвякивая уздечкой. Кучер с лошадью что-то жуют. Вот
прожевали. Кучер вытирает бороду рукавом, поправляет упряжь и взбирается на
облучок. Застоявшаяся лошадь нетерпеливо переступает ногами. "Тпррр!" --
говорит разбойник негромко.
Жду. Сердце мое грохочет. Сердце меня распирает. "Лишь бы не вывалилось наружу!
-- думаю. -- Пусть грохочет!"
Мимо проезжает туристский автобус. Туристы смотрят на канал, на оседлавшие его
мосты, на меня. Те, что с другой стороны, наверное, смотрят на коляску,
наверное, удивляются, наверное, восклицают: "Смотрите-ка! Смотрите!"
В то мгновение, когда коляска скрывается за автобусом, меня пронзает страх. А
вдруг!.. Но вот автобус проехал. Коляска на месте. Кучер тоже сидит на своем
месте. Сидит неподвижно, кажется, дремлет.
Жду. Сердце мое не унимается. А ноги уже замерзли. Шевелю пальцами в
ботинках.
Дверь дома вздрагивает и начинает медленно, медленно, невыносимо медленно -- о
господи, до чего же медленно! -- открываться. Вот она замирает. Ах, черт! Но
вот она распахивается настежь.
На пороге швейцар -- маленький человечек в чем-то зеленом с золотом. Лицо
заспанное. Прикрывая ладонью долгий зевок, он делает шаг в сторону, кому-то
уступая дорогу.
В глубине дверного проема возникает тонкая женская фигура. Возникнув, она не
движется. Женщина что-то делает со своими руками. Что она может с ними делать?
Отчего она возится с ними так долго? Кажется, она натягивает перчатки. Да,
конечно, она надевает перчатки. Ага, надела! Вот она сделала шаг вперед. Она
выходит.
Грохот в ушах смолкает. Мое гигантское сердце внезапно сжимается, обрывается,
маленькой пятидесятиграммовой гирькой летит вниз и падает в снег к моим ногам.
Не отрывая глаз от выходящей, приседаю, шарю рукой по снегу и, не нащупав
гирьку (а ну ее, право!), распрямляюсь.
Она стояла на крыльце, глядела на меня и улыбалась. Соболей не было. Был черный
каракуль. Он лежал, свернувшись калачиком, на знакомых, пышных, темнорусых
волосах. Он охватывал шею и затылок большим стоячим воротником. Туго обтянув
грудь и тонкую талию, он спускался на бедра, едва достигая колен. Его мелкие
антрацитовые колечки мерцали в свете неяркого дня, отливая то серебром, то
бронзой, то зеленью, то синевой. Ниже колен ноги были прикрыты подолом черной
суконной юбки.
Придерживая юбку рукою, она стала спускаться по ступеням. Спускаясь, она
продолжала смотреть на меня и улыбаться, показывая ровные, до странности ровные
и до странности белые зубы. "Будто фарфоровые!" подумал я и сделал несколько
шагов ей навстречу. Сердца во мне уже не было. На его месте ощущалась пустота.
"После вернуться и отыскать все же гирьку", -- мелькнуло в голове.
Я подошел к ней, уже спустившейся с крыльца. Так и не подаренная Знобишиным
фотография ожила. Изображение стало объемным и цветным: бледный, молочно-белый
лоб; темно-русые, как и волосы, брови; нежная розовость щек; светло-серые,
теплого оттенка глаза; яркие карминные губы и уже виденные мною крупные капли
изумрудов, повисшие на кончиках мочек.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.