Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Она протянула мне руку в узкой черной перчатке.
-- Здравствуйте! Все-таки выследили меня! Ваше терпение вознаграждено -- вы
долго здесь стояли, я видела вас из окна. Озябли небось? Бедный!
Рука ее была мягкой и теплой. Я чувствовал это сквозь тонкую кожу перчатки. И
еще я чувствовал запах, тот самый, тревожащий, таинственный запах, который
исходил от подушек в коляске.
Рядом с нами возник кто-то третий. Повернув голову, я увидел, что это мальчик,
вывалявшийся в снегу, -- он вернулся. Мальчишка стоял, разинув рот, и глядел на
Брянскую не мигая. Лицо его сияло восторгом.
-- Почему вы такая красивая? -- спросил он вдруг.
Она засмеялась. Смех был прозрачен, звонок и мелодичен.
-- А почему ты весь в снегу? -- спросила она.
-- Потому что мы толкали друг друга в сугробы, -- ответил он.
-- Потому что такая уродилась, -- ответила она и коснулась пальцем лацкана
моего пальто. -- Вы любите кататься по городу?
-- Люблю, -- сказал я.
-- Давайте покатаемся вместе!
-- Давайте! С удовольствием! Правда, мне ни разу еще не приходилось... в таком
экипаже.
-- Вот и чудесно! Это будет в первый раз! Садимся!
Я поддержал ее за локоть и, когда она забралась в коляску, уселся рядом с нею,
подпихнув под свой бок голубую подушку.
-- Хорошая коляска, не правда ли? -- сказала    она. -- Совсем новая. Месяц как
куплена. На аукционе.
-- А лошадь? -- спросил я.
-- А лошадь эта у меня уже давно. Года два меня возит. Ее Кавалером зовут. Она
не лошадь, а конь, жеребец.
Брянская тронула рукой кучерово плечо.
-- Поехали, Дмитрий!
Кучер встрепенулся и выпрямил спину, -- видимо, он и впрямь задремал. Выпрямил
спину и обернулся, и сверкнул на меня глазами, и улыбнулся как-то загадочно, и
пошевелил вожжами, и сказал басом:
-- Н-н-ноо!
И так же, как тогда, у Михайловского сада,    Кавалер с места взял рысью.
Мальчишка бежал следом и орал:
-- А я! А я! Меня-то забыли!
Я глядел на кушак кучера, боясь взглянуть на свою соседку, все еще опасаясь
какого-то подвоха, какой-то каверзы, какой-то злой шутки судьбы. Я глядел на
широкий голубой кушак кучера и мысленно уговаривал себя не удивляться. Коляска
покачивалась. Рядом со мною сидела женщина, которая умерла лет семьдесят тому
назад. Она была молода и прекрасна. От нее струилось сказочное благоухание. И я
почти не удивлялся этому.
Мы катили по набережной. Брянская положила ногу на ногу и скрестила руки на
колене. "Любит так сидеть", -- подумал я.
-- Тогда, в Михайловском саду, вы меня перехитрили.
-- Да, в Михайловском вы были нерасторопны, и я без труда от вас улизнула. Но
сейчас вы взяли реванш, и я поздравляю вас с успехом. Вам, натурально, кажется
странным мое поведение? Я то и дело появляюсь пред вами, интригую вас, не даю
вам покоя. Вас это, наверное, немножечко раздражает? Признайтесь! Но мне
нравятся ваши стихи. Мне безумно нравятся ваши стихи. Случайно купила у
букиниста ваш сборничек за двугривенный, полистала и разволновалась. Ничего
похожего никогда, нигде, ни у кого... Вы небось и сами не знаете, кто вы такой!
Вам когда-нибудь говорили, кто вы такой? Послала письмо в издательство. Мне
ответили. Сообщили ваш адрес и номер вашего телефона. А в книжке есть ваша
фотография. Вы не только талантливы, но еще и красивы! Дайте-ка я как следует
на вас погляжу!
Она повернулась и приблизила свое лицо к моему.
-- О, какой вы! У вас необычные глаза. Они слоистые. Я вижу два слоя. Нет,
кажется, три. А там, дальше... Вы злой или добрый? Отвечайте! Впрочем, не надо,
и так узнаю. Но вы умный. Это видно. И по стихам заметно. Я люблю умных мужчин,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.