Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Она протянула мне руку в узкой черной перчатке.
-- Здравствуйте! Все-таки выследили меня! Ваше терпение вознаграждено -- вы
долго здесь стояли, я видела вас из окна. Озябли небось? Бедный!
Рука ее была мягкой и теплой. Я чувствовал это сквозь тонкую кожу перчатки. И
еще я чувствовал запах, тот самый, тревожащий, таинственный запах, который
исходил от подушек в коляске.
Рядом с нами возник кто-то третий. Повернув голову, я увидел, что это мальчик,
вывалявшийся в снегу, -- он вернулся. Мальчишка стоял, разинув рот, и глядел на
Брянскую не мигая. Лицо его сияло восторгом.
-- Почему вы такая красивая? -- спросил он вдруг.
Она засмеялась. Смех был прозрачен, звонок и мелодичен.
-- А почему ты весь в снегу? -- спросила она.
-- Потому что мы толкали друг друга в сугробы, -- ответил он.
-- Потому что такая уродилась, -- ответила она и коснулась пальцем лацкана
моего пальто. -- Вы любите кататься по городу?
-- Люблю, -- сказал я.
-- Давайте покатаемся вместе!
-- Давайте! С удовольствием! Правда, мне ни разу еще не приходилось... в таком
экипаже.
-- Вот и чудесно! Это будет в первый раз! Садимся!
Я поддержал ее за локоть и, когда она забралась в коляску, уселся рядом с нею,
подпихнув под свой бок голубую подушку.
-- Хорошая коляска, не правда ли? -- сказала    она. -- Совсем новая. Месяц как
куплена. На аукционе.
-- А лошадь? -- спросил я.
-- А лошадь эта у меня уже давно. Года два меня возит. Ее Кавалером зовут. Она
не лошадь, а конь, жеребец.
Брянская тронула рукой кучерово плечо.
-- Поехали, Дмитрий!
Кучер встрепенулся и выпрямил спину, -- видимо, он и впрямь задремал. Выпрямил
спину и обернулся, и сверкнул на меня глазами, и улыбнулся как-то загадочно, и
пошевелил вожжами, и сказал басом:
-- Н-н-ноо!
И так же, как тогда, у Михайловского сада,    Кавалер с места взял рысью.
Мальчишка бежал следом и орал:
-- А я! А я! Меня-то забыли!
Я глядел на кушак кучера, боясь взглянуть на свою соседку, все еще опасаясь
какого-то подвоха, какой-то каверзы, какой-то злой шутки судьбы. Я глядел на
широкий голубой кушак кучера и мысленно уговаривал себя не удивляться. Коляска
покачивалась. Рядом со мною сидела женщина, которая умерла лет семьдесят тому
назад. Она была молода и прекрасна. От нее струилось сказочное благоухание. И я
почти не удивлялся этому.
Мы катили по набережной. Брянская положила ногу на ногу и скрестила руки на
колене. "Любит так сидеть", -- подумал я.
-- Тогда, в Михайловском саду, вы меня перехитрили.
-- Да, в Михайловском вы были нерасторопны, и я без труда от вас улизнула. Но
сейчас вы взяли реванш, и я поздравляю вас с успехом. Вам, натурально, кажется
странным мое поведение? Я то и дело появляюсь пред вами, интригую вас, не даю
вам покоя. Вас это, наверное, немножечко раздражает? Признайтесь! Но мне
нравятся ваши стихи. Мне безумно нравятся ваши стихи. Случайно купила у
букиниста ваш сборничек за двугривенный, полистала и разволновалась. Ничего
похожего никогда, нигде, ни у кого... Вы небось и сами не знаете, кто вы такой!
Вам когда-нибудь говорили, кто вы такой? Послала письмо в издательство. Мне
ответили. Сообщили ваш адрес и номер вашего телефона. А в книжке есть ваша
фотография. Вы не только талантливы, но еще и красивы! Дайте-ка я как следует
на вас погляжу!
Она повернулась и приблизила свое лицо к моему.
-- О, какой вы! У вас необычные глаза. Они слоистые. Я вижу два слоя. Нет,
кажется, три. А там, дальше... Вы злой или добрый? Отвечайте! Впрочем, не надо,
и так узнаю. Но вы умный. Это видно. И по стихам заметно. Я люблю умных мужчин,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.