Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

но попадаются больше глупые. Почему-то они меня обожают. За мною ходит целая
свита глупых мужчин. Все высокие, статные, усатые. Все красавцы, как на подбор.
К несчастью, господь обделил их умом. Я их вам покажу. Они мне не противны. Я
часто любуюсь ими. Но мужчина должен быть умным, не правда ли? Умным и
талантливым. А они бесталанны. Они заурядны. Они блистательно бесталанны и
очаровательно заурядны. Или нет -- они очаровательно бесталанны и блистательно
заурядны. Так лучше. Признаться, я не большая любительница поэзии, хотя
читывала ее. Пушкина, натурально, Жуковского, Майкова, Бенедиктова, Полонского,
Апухтина. Пробовала читать декадентов -- Брюсова, Бальмонта, но они меня
утомляют. У меня от них как-то кисло во рту. Не правда ли, смешно? Вы их
любите? Еще Блока сейчас многие хвалят, он в моде. Я его почти не знаю, а это
почему-то запомнилось:



Но в мирной безраздумной сини
Очарованье доцвело,
И вот -- осталась нежность линий
И в нимбе пепельном чело.


Правда, красиво? "И в нимбе пепельном чело"! Но ваши стихи!.. Они меня
подхватывают под руки и куда-то уводят. Я бессильна пред ними, я не могу им
сопротивляться! Они уводят меня куда-то туда, где я ни разу еще не была.
Скажите, куда же они меня уводят? В какую страну? В какие пределы? Вы же небось
живете там постоянно, вы там давно поселились. А у вас много поклонниц? Письма
вам пишут, да? Я тоже хотела послать письмо, но после передумала и решила
позвонить. Кто это подходил к телефонному аппарату? Ваша... экономка? Или
кто-нибудь из родственниц? Ах, это была ваша матушка? У нее такой молодой
голос! Вероятно, она еще совсем не стара. А вы любите цыганские романсы? Вам
нравится Варя Панина? Вы ни разу не слышали, как она поет? Как странно! Она
ведь очень известна! Очень! Она хорошо поет, только чуть старомодно, слишком уж
по-цыгански. Так пели и пятьдесят лет тому назад. Но вы ее все же послушайте.
Рекомендую. Многие от нее без ума.
Я смотрел ей в лицо. Я видел, как шевелятся ее губы, как подрагивают ее
ресницы, как покачиваются на ушах изумрудные капли. Я смотрел ей в лицо и
слушал музыку ее речи. Сердце мое вернулось на свое место. Оно билось ровно и
не слишком громко. С сердцем моим все обошлось. Я был до смешного спокоен. В
вихре невероятного я уже обрел удобное место. Непостижимость происходящего уже
не пугала меня. Непостижимость происходящего доставляла мне удовольствие.
Брянская откинулась на спинку сиденья. Подрагивал в воздухе острый носок ее
ботинка. Подпрыгивал голубой бант на хвосте Кавалера. Дергались локти
чернобородого террориста. Мимо проплыла колоннада Казанского. Проплыл и
Кутузов. Своим маршальским жезлом он указывал на отлично известное мне
величественное сооружение, украшенное бронзовыми скульптурами и увенчанное
продолговатым, яйцеобразным стеклянным куполом. На куполе поблескивал
стеклянный глобус. На глобусе была четкая надпись -- ЗИНГЕРЪ. Странно! Почему я
раньше не замечал эту надпись? Ниже, над витринами, надпись повторялась
многократно: ЗИНГЕРЪ, ЗИНГЕРЪ, ЗИНГЕРЪ, ЗИНГЕРЪ. Удивительно! Ведь не было же
этой надписи! Никогда я ее здесь не видел, хотя когда-то она непременно должна
была здесь быть! Опять шалости киношников?
Свернули на Невский. Нас обгоняли троллейбусы, автобусы и такси. Мы
останавливались у перекрестков, пропуская пешеходов. На нас не обращали
внимания. Было даже обидно: такая прекрасная коляска! Моя спутница молчала. Я
косился на ее профиль. Он смущал меня своим благородством. Легкая горбинка носа
деликатно напоминала о тягучих веках просвещенного феодализма, о белых
колоннадах барских дворцов и о псовой охоте.
У Литейного горел красный свет. Пришлось еще раз остановиться. Кавалер
бесцеремонно поднял хвост. Я стыдливо отвернул голову и увидел на тротуаре
рядом с коляской Знобишина. Он глядел на меня, на совершенно живую Брянскую, на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.