Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

страшного Дмитрия, на изумительного Кавалера, на элегантнейший экипаж. Лицо его
было бледным до голубизны. Глаза были вытаращены. Рот был полуоткрыт. Кучер
дернул вожжи, и мы поехали дальше, оставив Знобишина в прескверном состоянии.
"Может быть, остановиться, выйти, объяснить? -- подумал я. -- Жалко все же
человека. Шампанское с ним пили недавно..."
Тут я заметил, что фасады домов сплошь завешаны вывесками, большими,
крикливыми, яркими вывесками. Обосновавшись на нижних этажах, они подымались
все выше и выше. Они заполняли простенки между окон, забирались на карнизы и
аттики.



ТАБАКЪ И БУМАГА. В. АНДРУКОВИЧЪ
СЕВЕРНЫЙ ЗЕМЕЛЬНЫЙ БАНКЪ
ИНЖЕНЕРЪ Р. Э. ЭРИХСОНЪ.
Установка подъемныхъ машинъ
ТОВАРИЩЕСТВО М. С. КУЗНЕЦОВА
МОДЫ МАРИ ДОНАТЪ


Заметил я также, что рядом с нами ехала коляска, очень похожая на нашу, только
кучер был рыжебородый и у него был красный кушак, а лошадь была серая в
яблоках. Навстречу нам двигались другие коляски, похожие и непохожие на нашу, с
одной лошадью или двумя. Мимо прогрохотал вагон трамвая, очень смешной вагон
трамвая с открытыми площадками, огороженными узорными железными решетками. На
площадках стояли люди, сошедшие с фотографий журнала "Нива" за 1906 год
(подшивку я недавно просматривал с любопытством). По тротуарам двигались такие
же люди. На углу стоял толстый городовой при усах и при сабле.
Я изо всех сил старался сохранить только что обретенное драгоценное, хотя и
противоестественное спокойствие. Моя спутница поглядывала на меня с улыбкой.
-- Какой у нас год? -- спросил я.
Она засмеялась. На сей раз смех был еще прозрачнее, еще звонче, еще
мелодичнее.
-- Ой, уморили!
Она вытащила из-за перчатки маленький кружевной платочек и стала вытирать нос.
У нее это получалось на редкость изящно. Кончик носа чуть-чуть покраснел.
-- Ну и память же у поэтов! Живете в неведомо каком году, в неведомо каком
веке, на неведомо какой планете! У нас тысяча девятьсот восемьдесят третий! Не
верите? Вам хотелось бы оказаться вдруг в восемьдесят третьем? Нет? Но отчего
же? А мне вот хотелось бы. В восемьдесят третьем мне стукнет сто десять лет. Не
так уж много. К счастью, на дворе тысяча девятьсот восьмой. Направо, Дмитрий!
Мелькнули купола какой-то церкви. "Ах, да, Знаменская!" -- вспомнил я. Свернули
на Лиговку. Высунувшись из-под верха, я взглянул назад. Посреди площади
возвышался монумент: на очень упитанной, мощной ломовой лошади восседал очень
упитанный плечистый человек, похожий на только что виденного городового. Вокруг
монумента медленно и сонно, как завороженные, кружились трамваи, набитые
публикой с иллюстраций "Нивы". Через несколько минут коляска остановилась.
-- Мне думается, что нам следует немножко погреться, -- сказала Брянская, -- у
меня руки замерзли. Напрасно я не взяла муфту.
Перед нами было знакомое мне маленькое кафе, располагавшееся в полуподвальном
этаже большого шестиэтажного дома. Я неоднократно посещал его во время своих
блужданий по городу. Над входом была, однако, незнакомая надпись:



ГОЛУБОЙ ЖИРАФЪ
трактиръ Матвея Ковыряхина


Мы вошли. В крохотном вестибюльчике нас встретил длиннорукий, кривоногий,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.