Случайный афоризм
Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя и вызвать у него подобные же ассоциации. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

невзрачен. Он в каком-то бесформенном, бесцветном, грязном балахоне. Из-под
капюшона торчат рыжая, всклокоченная бороденка и кончик недокуренной
сигареты.
Проводив взглядом телегу, перехожу мост и со страхом приближаюсь к знакомому,
стилизованному под Растрелли фасаду. Двери закрыты. Ворота -- тоже. Шторы на
окнах опущены. Никаких признаков жизни.
Стою на набережной и, опершись на ограду, гляжу на фасад. Проходит десять
минут, пятнадцать, двадцать пять. Вот, кажется, одна штора зашевелилась,
кажется, даже приподнялась... Нет, это только кажется. Все неподвижно. Подойти
к парадному и позвонить?
Набравшись духу, подымаюсь по ступеням, подхожу к двери, останавливаюсь в
нерешительности.  Наконец берусь за медную ручку звонка и дергаю ее. За дверью
тихо. Еще и еще раз дергаю.
За дверью послышалось какое-то постукивание. Потом что-то звякнуло. Дверь
приоткрылась. Из нее высунулась голова швейцара.
-- Ксению Владимировну... госпожу Брянскую можно видеть?
Швейцар долго и бессмысленно смотрел на меня, беззвучно шевеля тонкими
губами.
-- Их высокоблагородие в отсутствии. В отъезде изволят быть.
-- А когда она вернется?
-- Не могу знать!
Голова исчезла. Дверь затворилась. За дверью снова звякнуло.
Спускаюсь с крыльца, отхожу к ограде, опять   гляжу  на  фасад.  Шторы  на
окнах  по-прежнему  недвижимы.
Бесцельно шатаюсь по городу, захожу в магазины, разглядываю лежащий на
прилавках товар, интересуюсь, сколько он стоит, любуюсь хорошенькими
продавщицами, пью пиво у ларьков, подолгу торчу на перекрестках, размышляя,
куда мне идти -- прямо, налево или направо, захожу во дворы, гляжу на
брандмауэры, наблюдаю за играми детей, подымаюсь по незнакомым лестницам и
рассматриваю остатки витражей на лестничных площадках. Внезапно обнаруживается,
что я на Лиговке и предо мною "Голубой жираф", то есть кафе-мороженое
1 61 Городского управления общественного питания. В кафе входят
обыкновенные, вполне современные люди. Точно такие же люди из него выходят. Нет
смысла туда заглядывать. Нет смысла огорчаться понапрасну.
Иду дальше. Отхожу от кафе метров на сто. Вдруг останавливаюсь, поворачиваюсь,
бегом возвращаюсь, рывком открываю дверь, сбегаю вниз по деревянной лесенке и
внимательно озираю помещение.
Стены не голубые, а желтые. Столы и стулья алюминиевые. Стойка -- тоже.
Голубого жирафа нет. Самовара нет. Граммофона нет. Чайников нет. За стойкой не
Ковыряхин в синей рубахе с белой подпояской, а пухлая блондинка в зеленом
платье и белом переднике.
Подхожу к стойке. Блондинка наливает мне стакан гурджаани. Сажусь за ближайший
столик, медленно пью.
...Не позвонила и уехала. Куда-то зачем-то уехала. А ведь не говорила, что
собирается уезжать. Надолго ли уехала и далеко ли? Одна или с кем-то уехала? По
делу или просто так уехала? Хорошее вино гурджаани.          В меру кислое, в
меру терпкое и с тонким ароматом. Отличное вино гурджаани. А ведь сказала:
"Позвоню непременно!" И я поверил. Доверчив я, как ребенок. "Но ваши стихи!..
Они подхватывают меня под руки и куда-то уводят". Будто трудно было позвонить и
сказать два слова. Мол, уезжаю, скоро вернусь, когда приеду -- позвоню. Тоже
мне фифа! Наивен я, как малое дитя. Прекрасное вино гурджаани.
Выхожу на улицу, иду дальше, неведомо куда. За моей спиной -- топот: кто-то
бежит, кто-то торопится. Оглядываюсь -- Ковыряхин! Без пальто, без шапки, в
ультрамариновой своей рубахе!
-- Ох, еле-еле догнал вас, сударь!
-- Матвей Матвеич! Голубчик! Это вы! Как я рад, дорогой мой! Как я рад!
Значит... А я-то думал...
Обнимаю трактирщика, и с нежностью гляжу в его невзрачное, топорное лицо, и
готов расцеловать его с любовью.
-- У меня к вам, сударь, порученьице. От нее, от богини нашей. Велела передать,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.