Случайный афоризм
Я люблю время от времени навещать друзей, просто чтобы взглянуть на свою библиотеку. (Уильям Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

картины. Они странные, непонятные. Но от них трудно оторваться. Это какой-то
невиданный мир. В нем есть что-то знакомое, но он фантастичен. Где-то такой
мир, быть может, существует. Мне даже кажется, что он мне однажды снился. Но
как удалось художнику его увидеть? И кто он -- автор этих полотен? Он ваш друг!
Мне захотелось с ним познакомиться!
-- Вы угадали, -- сказал я, скромно опустив глаза, как благовоспитанная
барышня, которой восхищаются впервые увидевшие ее далекие родственники. -- Вы
угадали, это мой лучший друг, мы дружим с ним прямо-таки с пеленок. Без него я
не делаю ни шагу. Он всюду со мной, и это даже немножко надоедает. Он и сейчас
здесь.
-- Как -- здесь? -- удивилась Брянская и беспокойно оглянулась. -- Я его не
вижу. Или он в другой комнате?
-- Нет, он здесь. Но он не только мой лучший друг, но и мой злейший враг,
непримиримый, хитрый, опаснейший враг, с которым я тоже едва не с пеленок
сражаюсь непрестанно. Боюсь, что в конце концов он меня одолеет.
На лице Брянской появилась нерешительная улыбка. Вот она пропала. Вместо нее на
лице уже было недоумение, которое тут же превратилось в изумление.
-- О-о! -- произнесла она протяжно, и рот ее остался открытым, изображая эту
самую букву "о". -- Так вы, дружочек, к тому же и живописец! А вот у меня
интуиция имеется. Прочитав вашу книжицу, я сразу догадалась, что вы человек
примечательный. Ну покажите, покажите мне ваши творения! Сначала я изучала их
самостоятельно, а теперь я хочу, чтобы уважаемый автор представил их мне, и дал
соответствующие пояснения, и ответил на мои глупые вопросы, и немножко
просветил меня в области современного художества. У ваших картин есть названия?
Правда? Как интересно! Давайте начнем вот с этой, она мне очень нравится.
-- Это "Поклонение".
-- Вот так, просто "Поклонение", и все?
-- Да, вот так, просто "Поклонение", и все.
-- Но кто же и кому здесь поклоняется?
-- А разве это важно, кто и кому? Это поклонение вообще. Это, так сказать, суть
поклонения. Это поклонение в чистом, оголенном виде, без деталей, без
подробностей, без случайных, необязательных черт.
-- А ведь и правда! Я, когда увидела, сразу подумала, что здесь чему-то
поклоняются. И, между прочим, хорошо, что непонятно чему. От этого какая-то
таинственность, какое-то волшебство.
-- Ну вот видите! Вы сразу обо всем догадались! Как славно, что вам понятна, да
притом и приятна моя живопись!
-- А это?
-- А это "Прелестная купальщица, или Рождение Венеры".
-- Ну, знаете! Хороша Венера! Ни глаз, ни носа, ни ушей, ни волос, ни грудей!
Или она изображена со спины? Но тогда должны быть видны эти... выпуклости. А
впрочем, заметно все же, что это женщина и она стройна, молода, соблазнительна.
Заметно даже, что это не просто женщина, а какая-то особенная, может быть и
впрямь богиня. А вода и небо великолепны! Забавно, забавно. Я никогда не видела
подобной живописи. Это какое-то новое направление? Как оно называется?
-- У него еще нет названия. Оно недавно возникло. Боюсь, что пока я
единственный его представитель.
-- Вот как?
Брянская долго смотрела на меня, не произнося ни слова. В глубине ее
расширившихся темных зрачков отражался светлый абажур торшера. Потом она отвела
взгляд и тряхнула головой. Из почти невидимого камушка на ее макушке вылетел
целый сноп разноцветных искр.
-- Пошли дальше. А это как называется?
В дверь постучали. Дверь приоткрылась. Показалась мамина голова.
-- Я сварю кофе. Или лучше чай?
Вопросительно поглядел на гостью.
-- Предпочту чашку крепкого чаю, -- сказала она. Мамина голова исчезла.
Обойдя все четыре стены моей комнатушки, мы снова уселись в кресла.
Спохватившись, я тут же вскочил, открыл дверцу своего крохотного бара и извлек
из него непочатую бутылку венгерского токая, две рюмки и вазочку с шоколадными

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.