Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

конфетами. Все это было поставлено на журнальный столик.
-- Вы всегда поклонниц так угощаете?
-- Как -- так?
-- Вином и конфетами.
-- Нет, не всегда. В зависимости от обстоятельств.
-- Какие же случаются обстоятельства?
-- А вы, оказывается, любопытны!
-- Все женщины любопытны, как кошки. Некоторые даже любопытнее.
-- Ну, например, в зависимости от содержания кошелька.
-- И он часто бывает пуст?
-- Нет, не часто. Но и такое случается. А вы, кажется, богаты?
-- Да, не бедна, грех жаловаться. Но в молодости и я копейки считала.
-- Разве вы уже старушка?
-- Не старушка, натурально, но и не девчонка. Дама бальзаковского возраста. Мне
тридцать четыре.
-- А как пришел к вам успех?
-- Не знаю. Я никогда не думала об этом. Как-то все само собой получилось.
Сначала была фигуранткой в оперетке. После позволили мне петь на сцене
один-единственный куплет. Потом рискнули и разрешили спеть целый романс.
Кое-кому понравилось. Предложили учиться. Я сызмальства была миленькой, а в
двадцать сделалась настоящей красавицей. Ни один мужчина не мог пройти мимо, не
споткнувшись. Появились поклонники. Появились покровители. Правда, я и сама
работала, как лошадь. Мне хотелось стать настоящей певицей. Мне хотелось славы.
Покровителей становилось все больше. Они расчищали мне дорогу. И я шла по этой
дороге, вернее, по этой лестнице, все выше и выше. Устроили первый концерт --
успех. Потом -- сразу несколько концертов и еще больший успех. Потом --
приглашения в эстрадные театры. Потом -- первая гастроль в провинции. Меня
заметили, обо мне заговорили. Дальше все пошло как по маслу -- цветы, деньги,
бриллианты, беснование публики. Мужчины предо мной пресмыкаются. Даже противно.
Женщины меня боятся и втайне ненавидят от зависти. Дуры. Газеты то восторгаются
мною, то издеваются надо мной. И все меня знают. Я получила то, что хотела.
Брянская поднесла руку к волосам и положила на журнальный столик рядом с
бутылкой токая длинную, тонкую золотую булавку с тем самым скромным на вид,
совсем бесцветным камушком, который обладал странной способностью вдруг
вспыхивать, играть лучами и сыпать разноцветными искрами.
-- Вот, возьмите. Этого вам хватит на поклонниц. Но не балуйте их, будьте
сдержанны. Я ревнива.
-- Да что вы! -- сказал я. -- Не так уж я беден. Вы меня обижаете!
-- Не валяйте дурака! За ваши стихи и за ваши картины вам должны платить многие
тысячи. Не платят по недомыслию. А я плачу. Я покупаю у вас "Поклонение". Вы
можете продать мне эту работу? По знакомству, приватно? Булавка стоит пять
тысяч. Я сразу делаю все дела, не откладывая. Денег у меня с собою нет, только
на извозчика хватит. И я плачу булавкой. Согласны? Утром пришлю Дмитрия, он
картину заберет.
Я налил в рюмки токай.
-- Век не пила этого вина, а ведь оно мне нравится, -- сказала Брянская. --
Жаль, что мне можно только рюмку: вредно для голоса. Я пью за ваш талант,
вернее, за ваши таланты. Дай бог вам успеха! Вы его давно заслужили!
-- Спасибо! -- сказал я и медленно выпил вино, глядя в смеющиеся глаза своей
нежданной гостьи. -- А признайтесь, милая Ксения Владимировна, милая Ксения --
можно, я буду вас так называть? -- а признайтесь: вам не хочется петь в опере?
Ведь у вас сильный, большой, оперный голос! Вам не жалко тратить его на
цыганщину?
Глаза Ксении стали серьезными.
-- Хочется, конечно хочется. Кому же не хочется оказаться на оперной сцене? Я
уже пробовала. Хлопают для приличия и тут же требуют романсов. Публика не
способна воспринимать арии в моем исполнении. Она привыкла к моему эстрадному
стилю -- к задушевности, к томности, к страстности, ко всяким голосовым
эффектам. Я сама приучила публику к этому. Я сама виновата. Отучить будет
трудно. К тому же я избалована успехом. Я уже не могу обходиться без этого

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.