Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Рижское взморье, в Палангу, в Ялту, в Коктебель? Или, может быть, в Закарпатье?
Мы давно там не были.
Я молчу. Покашливаю и молчу. Каждый год мы проводили с Настей наш отпуск
вместе.
-- Ну что ты молчишь? Что ты кашляешь? Простудился? У тебя бронхит? Или
начинается воспаление легких? Надеюсь, что чахотки у тебя еще нет? Попроси
матушку, чтобы она поставила тебе горчичники, а еще лучше -- банки, и все
пройдет. И не пугай меня больше своим кашлем.
-- Пока еще рано думать о лете, -- говорю я, -- время терпит.
-- Вот, вот! Я так и знала, что ты не соизволил решить, что ты не соблаговолил
подумать, что ты опять все свалил на мои плечи! Опять я должна обо всем думать
и все решать! Когда ты придешь ко мне? Или стихи уже вполне заменяют тебе меня?
Быть может, они вообще заменяют тебе женщин? Уникальный случай сексуального
извращения! Он спит не с женщинами, а со стихами! Кладет их на ночь под
подушку, и этого ему достаточно! И никаких претензий, никаких укоров, никаких
слез, никаких истерик! И никаких забот о возможных последствиях! Великолепно!
-- Ну, знаешь! -- говорю я. -- Это уже слишком! -- и вешаю трубку.
На дверях висит табличка:



"Покупка золота и драгоценных камней
производится ежедневно, кроме понедельника
с 10 до 18 часов.
Обеденный перерыв с 13 до 14 часов"


У дверей стоит несколько стульев. На одном из них сидит очень тучная женщина
неопределенных лет с сумочкой на коленях. На другом усаживаюсь я. Женщина
достает из сумочки носовой платок и громко, старательно сморкается. Аккуратно
сложив платок и спрятав его в сумочку, она обращается ко мне с     вопросом:
-- Вы не знаете, принимают ли здесь жемчуг? У меня от матери осталась нитка
натурального жемчуга. Вот надо бы его продать. В одном месте уже была, там не
взяли. Послали сюда.
-- К сожалению, о жемчуге у меня нет никаких сведений, -- отвечаю я. -- Вы бы
заглянули в эту комнату и спросили. Может быть, вам не стоит и сидеть?
-- Да ладно уж, я не спешу, -- говорит женщина.
Из дверей выходит статный, высокий старик с палкой в руке. Он выпятил нижнюю
губу -- явно чем-то расстроен. Женщина скрывается за дверью и через минуту
появляется снова.
-- И здесь не берут! -- произносит она, сокрушенно махнув рукой.
Вхожу. У окна за небольшим столом сидит человек в белом халате, похожий на
врача.
-- Что у вас?
Вынимаю из кармана булавку и кладу ее на стол.
-- Хм, -- произносит человек и берет булавку в руку. Он вертит ее в пальцах. Он
разглядывает камень на свет. Он рассматривает его в лупу. Снова разглядывает на
свет. Снова хватает лупу. Снова хмыкает. -- Любопытно! -- говорит ювелир. --
Оч-чень любопытно! Видите ли, -- продолжает он, поглядывая на меня с явным
интересом, -- это редкая и весьма дорогая вещь. Купить мы ее у вас не сможем.
Мы покупаем современные ювелирные изделия, а эта булавка старинная, если я не
ошибаюсь, начала прошлого века, быть может, даже конца позапрошлого. К тому же
алмаз очень крупный. Нам разрешено покупать алмазы только до определенного
размера, точнее, до определенного веса. Ваш камень намного превосходит нашу
норму. Попробуйте обратиться в антикварный. Там есть ювелирный отдел. Не
исключено, что примут, если... если у них хватит денег.
Забираю булавку, осторожно кладу ее в карман, выхожу на улицу. Как это понять
-- "если у них хватит денег"? Неужели булавка такая дорогая? Ксения сказала --
пять тысяч. Это много. Никогда в жизни я не держал в руках пяти тысяч. Но ведь
это по курсу и на деньги 1908 года! А сейчас это, наверное, и равняется

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.