Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

успокоиться. Что за чертовщина? Что за  наваждение? Куда она делась? Украли?
Когда? Где? Каким образом? Как удалось?
Закрываю лицо руками и припоминаю еще и еще раз, как ехал в метро, как
подымался на эскалаторе, как шел по улице, как шел по двору, как вошел в
парадное, как ехал в лифте. Какой я кретин! Ведь сказали мне -- будьте
осторожны! Ведь предупредили -- будьте начеку! Катастрофа -- булавка пропала!
Караул -- булавка исчезла! И никому не скажешь об этом! И в милицию не
заявишь.
Хватаю пиджак и трясу его изо всех сил, верчу его так и сяк, подкидываю его к
потолку, швыряю его на пол, в ярости кусаю его воротник. Но тщетно. Ничего не
вываливается из пиджака. Остается одно -- спокойно, без истерики начать все
сначала.
Почти спокойно опускаю руку в злосчастный карман. Пальцы скользят по гладкой
материи подкладки. Но вот мизинец за что-то зацепился, куда-то провалился.
Дырочка! Маленькая дырочка в кармане!
Быстро ощупываю полы пиджака. Вот что-то твердое и продолговатое с утолщением
на конце. Она!
Хватаю ножницы, отпарываю подкладку. Булавка с легким звоном падает на пол.
Приседаю и смотрю, как спокойненько, скромненько лежит на полу уникальная
драгоценность музейного масштаба.
Ночью снятся всякие ужасы. Мне угрожают, меня преследуют, за мною гонятся, в
меня стреляют, но, к счастью, не попадают: я бегу зигзагами, не так-то просто
меня подстрелить. Погоня продолжается. Пытаюсь спрятаться, но неудачно. В меня
снова стреляют и на сей раз попадают в плечо. Я весь в крови. Кровь течет по
мне потоком. "Как много во мне крови! -- удивляюсь. -- Все течет и течет! Когда
же она вся вытечет?" Кто-то говорит мне в ухо: "Советую быть осторожнее. Эта
кровавая рана может причинить вам крупные неприятности, огромные неприятности,
колоссальные неприятности..." И вот я наконец-то прячусь в каком-то темном,
пыльном чулане среди ржавых тазов и  ведер, среди дров и старых толстых книг в
добротных, но грязных переплетах. Открываю один из томов,  натыкаюсь на портрет
автора и узнаю в нем себя.      "Не читают! -- думаю с тоской. -- Собрание моих
сочинений вышвырнули в чулан! На растопку!" От непереносимой жалости к себе
просыпаюсь. Приподымаю голову, гляжу: в ночной темноте на журнальном столике
непостижимым образом светится бриллиант. Опускаю ноги с тахты, нащупываю ногами
тапки, шлепаю к столику, беру булавку, возвращаюсь к тахте, кладу булавку под
подушку и снова ложусь. "Нет, никому ее не продам, -- думаю засыпая, -- ни за
сорок, ни за шестьдесят, ни за сто... ни за двести... ни за пятьсот тысяч... ни
за какие деньги... ни за... какие..."

                         ГЛАВА ТРЕТЬЯ

4 мая (17 по старому стилю). Шесть часов вечера. Витебский вокзал. 
Автомат похож на циклопа. У него один-единственный зеленый глаз
(правда, не уверен, что у циклопов были зеленые глаза). Автомат глядит на меня
многозначительно, будто намекая на что-то такое, что известно только ему и мне.
Кормлю его монетами. Проглотив пятак и два гривенника, он выплевывает мне в
руку розовенький билетик до Павловска. Подхожу к большому табло с расписанием
пригородных поездов, нахожу нужный мне поезд. "Как раз успею, --  думаю, -- как
раз успею к началу!" Тут же замечаю висящую под табло небольшую бумажку.
Читаю:


"Поезда до Павловска на 18.20, 18.48, 19.10 и 19.25
отменяются по техническим причинам"


О проклятье! Я обречен на опозданье! Приеду лишь ко второму отделению! Да и ко
второму-то, наверное, не поспеть!
Скрипя зубами от злости, хожу взад и вперед по перрону. Неподалеку кто-то
кричит: "Жареные пирожки с капустой! Горячие жареные пирожки с капустой!"

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.