Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вторым показался третий, естественно, с подносом. Весь стол был заставлен
бутылками, тарелками, соусниками, салатницами... Мне стало неловко -- молодые
люди ужинали скромно, без вина, с сельтерской и кофе.
Снова прибежал метрдотель. Он поставил перед Ксенией узкий хрустальный бокал с
каким-то причудливым, серебристым и вроде бы даже неживым цветком. "Орхидея!"
-- догадался я, совсем помрачнев. Ксения погладила меня по руке.
-- Не злись, милый! Ну что поделаешь, если я так знаменита! Это и есть бремя
славы. Ты видишь -- нигде нет покоя. Не ходить же мне в маске? Но ведь и в
маске меня начнут узнавать!
Официант налил в бокалы шампанское. Я глядел, как лопаются в хрустале
прозрачные пузырьки. Не о такой ли известности мечтал я в отрочестве? Не о ней
ли я бредил в юные годы? Не ее ли я жажду и теперь, переступив черту своего
сорокалетия?
-- Да, конечно, слава обременительна, -- сказал    я. -- Без нее живется
спокойнее. И все же я хочу  выпить за твою славу, радость моя, за нынешнюю и
будущую твою славу! За вечную, неувядающую,     бессмертную твою славу!
Мы чокнулись и выпили. Девушка с усиками бросила на меня быстрый взгляд. Она
изнемогала от любопытства: "Кто этот человек? Кто этот счастливчик? За что
удостоен он такой чести?"
Опять появился метр с цветами. На сей раз это был букет нежнейших бледно-желтых
нарциссов. На столе места не оказалось. Вазу поставили у ног Ксении. "Что же
это делается! -- думал я уже весело. -- Через полчаса нас не видно будет из-за
цветов!"
Неподалеку сидела компания молодых щеголеватых офицеров. Они держались
несколько развязно. Пухлогубый стройный блондин с наглыми выпуклыми глазами то
и дело оглядывался и беззастенчиво разглядывал Ксению. Я снова стал злиться.
-- Если он оглянется еще раз, я подойду и отвешу ему оплеуху! -- сказал я
сквозь зубы.
-- Ты с ума сошел! -- громко зашептала Ксения. -- Он же застрелит тебя на
месте! Или зарубит саблей! Ты не знаешь нравов этих военных!
-- Выходит, я должен терпеть его наглость?
-- Да не гляди ты на него! Он того не стоит. Глупый, самовлюбленный мальчишка.
Я с ним знакома. Он из компании Одинцова. Адъютант. Гвардеец.           С очень
громкой фамилией.
-- И конечно, влюблен в тебя без памяти?
-- Натурально, влюблен. Все мужчины в меня влюблены. И ты тоже.
-- Ты сравниваешь меня с этим породистым животным?
-- Нет, милый, не сравниваю. Успокойся. Давай лучше выпьем за то, чтобы и к
тебе пришла заслуженная слава. Она где-то заблудилась, потеряла дорогу. Выпьем,
чтобы она больше не блуждала!
Я налил себе коньяку, а метрдотель уже тащил большой букет красных тюльпанов в
расписном фаянсовом кувшине. Тюльпаны разместились на полу, рядом с нарциссами.
Я сказал:
-- А не открыть ли нам цветочный киоск? Куда нам столько цветов?
-- Я уже подумала об этом, -- ответила Ксения. --Но жалко продавать цветы, я их
очень люблю. Лучше мы откроем книжную лавочку и начнем торговать твоими
сочинениями.
-- Не возражаю! -- согласился я и, выпив коньяк, закусил чем-то невероятно
вкусным. То ли это было мясо, то ли это была птица, но, кажется, это была не
рыба. И снова приблизился неугомонный метр.
-- Ксения Владимировна! Вы наше божество! Мы все в вас души не чаем! Не
откажите! Посетители ресторана слезно просят вас спеть романс,
один-единственный романс, какой вы сами захотите!
-- Придется петь, -- вздохнула Ксения, -- столько цветов надарили!
Она встала, поправила юбку и волосы и пошла к эстраде. Сияющий, величественный,
вполне античный и вполне прекрасный Аполлон несся ей навстречу на квадриге
великолепных длинногривых коней. За его плечами подымалось солнце, раздвигавшее
клубящиеся облака. "Вот мужчина, достойный Ксении!" -- подумал я. Сидевшие за
столиками начали привставать и вытягивать шеи. Ксения шла медленно, опустив
руки вдоль бедер и слегка покачивая плечами. Ее простая, будничная одежда среди

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.