Случайный афоризм
Читатели любят лучших авторов, писатели – только мертвых. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

променяла своего гвардейца? Любопытно, как бы я выглядел со шпорами на пятках и
с шашкой на бедре? Наверное, это утомительно -- весь день таскаться с шашкой.
Она тяжелая, длинная, за все цепляется, того и гляди, где-нибудь застрянет.
Неожиданно для себя забредаю в издательство. Мне говорят, что я вовремя явился,
что я легок на помине, что уже есть корректура моей книжки, что ее надо
немедленно забрать, тщательно прочитать, исправить все ошибки и опечатки,
подписаться, поставить дату и поскорее вернуть ее обратно. Приятная новость не
производит на меня впечатления. Спокойно засовываю корректуру в карман и
продолжаю слоняться по городу.

Ночное дежурство в учреждении. Никто не любит дежурить. И я -- тоже. Дежурить
скучно, тоскливо, неприятно, утомительно. Дежурить ночью -- вдвойне
утомительно. Спать нельзя, да и негде, но под утро нестерпимо хочется
вздремнуть. Приходится сражаться со сном. А после дежурства весь день спать
почему-то не хочется, но голова становится чугунной, глаза слезятся и ноги
как-то плохо удерживают тело в вертикальном положении.
И все же в ночном дежурстве есть некие преимущества. Ночью в учреждении
безлюдно и тихо. Делать дежурному решительно нечего. Разве что пройтись по
лестницам и этажам, погасить две-три напрасно горящие лампочки и убедиться в
том, что вахтер у главного входа пребывает на своем посту и не подвластен
коварному Морфею. В течение восьми часов можно спокойно читать, писать,
размышлять и даже рисовать. Ты предоставлен самому себе, никто тебя не
беспокоит, никто не нарушает твоего уединения, никто не помешает твоим
вдохновенным занятиям или твоему постыдному безделью.
Во время этих вынужденных ночных бдений я пишу стихи или письма знакомым,
предаюсъ воспоминаниям о минувшем и мечтам о несбыточном. Меня забавляет
причудливость ситуации: все спят, а я -- нет. Меня волнует романтика ночи.
Передо мною на столе три телефона -- белый, черный и красный. В любой момент
мне могут откуда-то позвонить, что-то спросить или приказать. Но телефоны
молчат. Никто, разумеется, не звонит, не спрашивает, не приказывает. Я и сам,
между прочим, могу кому-нибудь позвонить, кого-нибудь потревожить, разбудить,
напугать ночным звонком, поднять с постели и спросить, как спится и хороши ли
сны. Но я, конечно, никому не звоню и не задаю издевательских вопросов в столь
поздний час. Я сижу перед тремя телефонами, подперев ладонью лоб, и
размышляю.
...Со мною случилось нечто непоправимое. Много лет моя лодка дремала в тихой
заводи у прибрежных кустов. И вот меня подхватило течением и понесло, и
завертело, и закружило, и закачало. И вот меня несет черт знает куда. Удастся
ли мне спастись? Лодчонка у меня утлая, а весла на берегу остались. Да и зачем
оно мне -- спасение? Пусть уносит меня в океан, в безбрежность, в простор
бесконечный! Пусть утону я в этом океане!
Встаю из-за стола, подхожу к окну. Белая ночь беззвучна и неподвижна. Похожа на
привидение. Как все привидения, она светла, холодна и прозрачна. Давно когда-то
была она, вероятно, живой, теплой, темной, звездной ночью. И вот теперь
бесплотным светящимся фантомом появляется каждый год на севере, тревожа всех
робких, изумляя всех впечатлительных и восхищая всех восторженных.

Пишу заявление о предоставлении мне очередного отпуска на неделю раньше
запланированного срока. Указываю причину: имею путевку в Дом отдыха
литераторов. Лгу, потому что путевки у меня еще нет. Но желанный отпуск мне
дают. Мне верят.
Добываю путевку. Добываю с великим трудом. Все сроки уже давно прошли, все
путевки уже давно разобраны. Прошу, умоляю, выдумываю какую-то чепуху,
доказываю, что мне смертельно необходимо в Ялту на конец июня и весь июль, что
от этого зависит мое здоровье, которое вдруг странно пошатнулось, моя
творческая судьба, которая меня тревожит, моя личная жизнь, которая у меня не
устроена, -- словом, все у меня повисло на волоске: или путевка, или я погиб.
Сначала мне говорят, что на путевку нет никакой надежды, что раньше надо было
пошевелиться и похлопотать, что лучше мне не терзать себя понапрасну, а
успокоиться и позабыть о Ялте. После признаются, что одна свободная путевка все

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.