Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Это для меня непостижимо. Перемещение во времени, как известно, теоретически
возможно. Фантасты давно уже успели побывать и в отдаленном прошлом, и в
неведомом будущем. Но там все ясно -- прошлое так прошлое, будущее так будущее.
А здесь прошлое как бы слегка наползает на настоящее. Не полностью, заметь, а
только одним краешком, одним уголком. И настоящее в этом уголке ненадолго,
обрати внимание, проваливается в прошлое. И есть в этом некая односторонность.
Я-то понимаю, что болтаюсь между прошлым и настоящим, я-то сознаю, что творятся
вопиющие чудеса, а она остается там, в тысяча девятьсот восьмом году, хотя и
ездит в метро. Кстати, непонятно, зачем ей метро, если у нее несколько отличных
экипажей. Да и на такси денежек ей хватило бы. Видимо, ее привлекает
передвижение под землей. Но, признаюсь, я не могу поклясться, что видел в метро
именно ее. Она была от меня далеко, да и толпа была плотная...
Мы оставляем скамейку и движемся к Петропавловке. А. все не может успокоиться.
Он размахивает руками, сдвигает шляпу на затылок, нахлобучивает ее на лоб,
снимает ее, снова надевает.
Проходим по деревянному мосту, идем вдоль кирпичной крепостной стены, входим в
крепостные ворота. На площади перед собором несколько кучек туристов. В центре
каждой кучки -- экскурсовод. Его не видно, только иногда над головами
показывается рука, делающая красивый указующий жест. А. идет задумавшись, глядя
на булыжник, которым замощена площадь, и держа шляпу за спиной. Из ближайшей
кучки выбирается тоненькая девушка с коротко подстриженными соломенными прямыми
волосами.
-- Сейчас мы с вами осмотрим пушку, которая стреляет в полдень, -- произносит
девушка. -- На этом наша экскурсия окончится.
-- Ниночка! -- кричит А. и бросается к светловолосой девушке. Через минуту он
подводит ее ко мне. Знакомимся.
-- Хотите еще разочек побывать в соборе? -- обращается Ниночка и к А., и ко мне
одновременно.
-- Хотим, -- отвечает А.
-- Тогда подождите меня вон там, у ограды, -- говорит Ниночка и возвращается к
туристам.
-- Итак, -- продолжает  А.  прервавшийся  разговор, -- ты являешься стороной
пассивной. К тебе приходят "оттуда", тебя уводят "туда", тебе показывают
Петербург начала века, тебя возят в шикарной коляске, тебе поют романсы и
дифирамбы тоже, в тебя уже, кажется, влюбились (и кто влюбился!), а ты для
этого и пальцем о палец не ударяешь. Везет же тебе! Но берегись. Подполковник
Одинцов не простит тебе твоих шалостей.
-- Но  откуда  тебе  известно,  что  он  подполковник? -- недоумеваю я.
-- Да ты же мне сам только что сообщил, что, судя по погонам, он подполковник
гвардии!
-- Ах, да! Я уже забыл. Что-то с памятью у меня стало плохо.
-- Так вот, подполковник Одинцов застрелит тебя! Просто так застрелит, "в
состоянии аффекта", или вызовет на дуэль.
-- Пусть вызывает! -- говорю я. -- В конце концов, я тоже немножко военный --
лейтенант запаса. И даже стреляю сносно. Приглашу тебя в секунданты. Ты знаешь,
каковы обязанности секунданта? Не знаешь. Вот то-то. Посмотри литературу,
подготовься, чтобы не попасть впросак, чтобы не осрамиться.
-- Но у тебя же нет пистолета!
-- Зато у Одинцова наверняка имеются приличные дуэльные пистолеты: он
отъявленный дуэлянт. Ксения говорила, что из-за нее он уже трижды стрелялся.
Один раз кому-то ухо прострелил.
-- Все это чертовски интересно! -- восклицает А. и снова закуривает сигарету.
Прибегает Ниночка. Входим в совершенно пустой собор -- музей уже закрылся. В
окна бьют косые желтые лучи вечернего солнца. Солнечные пятна лежат на плитах
пола. Тихо бродим между надгробиями российских императоров и императриц по двум
не очень тихим векам российской истории. Издалека доносятся пушечная пальба,
звон сабель, звон бокалов, конское ржанье, крики "ура", крики "долой", хрипы
повешенных, русские протяжные песни, французская речь, матерная ругань, стук
топоров, скрип уключин, взрывы самодельных бомб, церковное пение, колокольный
звон, гудки паровозов, музыка духовых оркестров, скрежет железа о железо и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.