Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неприличие.
-- Что вы шепчетесь? -- обиженно спрашивает Ниночка. -- Шептаться при даме
нехорошо!
-- Простите, дорогая Ниночка, тут одно очень щекотливое дельце, -- отвечает
А.
-- Да, да, простите нас, пожалуйста! -- подхватываю я. -- Тут и впрямь
обстоятельства несколько необычные, несколько даже зловещие.
-- Не пугайте меня, -- говорит Ниночка, -- я очень пуглива.

Письмо из Москвы. На конверте марка с двуглавым орлом. У орла довольно хищный,
неприятный вид. Косой, торопливый, знакомый уже почерк. Старая орфография --
еры и яти.

"С.-Петербург, Васильевский остров,
... линия, дом 1..., квартира ...,
господину..."

Разрываю конверт.

"Здравствуй, милый!
Соскучилась по тебе безумно! А прошло-то всего две недели, как мы
расстались!
Москва хороша. Здесь все такое русское, беспорядочное, бестолковое и
веселое. Днем езжу по улицам и хожу по церквам. Вечером пою. Сегодня была в
Кремле, смотрела на Царь-пушку и Царь-колокол. Зашла в Успенский собор,
помолилась, попросила Царицу небесную простить мне мои прегрешения.
Состоялось уже три концерта. Как всегда, успех.     В Москве кричат еще
громче, чем в Питере. А ногами так колотят об пол, что просто страшно. Все жду:
вот-вот пол провалится и будут из-за меня человеческие жертвы.
Делаешь ли то, что я тебе велела? Напоминаю:
1) меня надо вспоминать каждое утро, едва проснешься;
2) на молодых привлекательных женщин смотреть запрещается;
3) весь день следует сидеть за письменным столом и писать обо мне прекрасные
стихи.
На последнем концерте произошел курьезный случай. Какой-то купец прорвался в
антракте в мою комнату и стал требовать, чтобы я продала ему туфлю со своей
ноги за тысячу рублей. Сбежался народ, стали его выталкивать. А он всех
расшвырял (сильный оказался мужчина), выхватил из кармана револьвер (тут я чуть
в обморок не свалилась) и заорал: "Если не продадите -- застрелюсь! И грех
падет на вашу душу!" Я, натурально, перепугалась до смерти и отдала ему туфлю
безвозмездно. Хорошо, что у меня с собою была еще одна пара. А наутро в
гостинице подают мне пакет, и в нем -- тысяча. Ну, думаю, раз мне выпало такое
счастье... Поехала на Кузнецкий и купила туалетный прибор из хрусталя с
серебром самого модного стиля. Но теперь меня совесть гложет -- следовало бы
эти дурные деньги нищим раздать.
О господи, до чего же я по тебе соскучилась! Даже удивительно!
Твоя К.
Не забудь про 14 июня!"

Сижу в аэропорту. Мой ночной рейс откладывается. Симферополь не принимает
самолеты, там густой туман.
Давно замечено, что часы длительного ожидания, часы вынужденного томительного
безделья благотворны для души и интеллекта. Организм ожидающего стремится
компенсировать свою неподвижность мозговой работой и внутренней эмоциональной
активностью. В такие часы посешают нас порою блистательные мысли или приходит к
нам раскаянье в совершенном неправедном поступке. И как бы сами собою решаются
головоломные задачи, казавшиеся абсолютно неразрешимыми, и возникают намерения,
представлявшиеся совершенно невозможными, и исчезают сомнения, от которых было
не отвязаться. С глаз спадает некая пелена, а сердце освобождается от
привычной, будничной, сковывающей его скорлупы.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.