Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Дорожка петляет. Снизу, с пляжа, уже доносится гомон. В просвете среди листвы
показывается море. По нему шныряют катера. На горизонте темнеет силуэт
грузового судна.
Покупаю билет, вхожу на пляж, отыскиваю свободное местечко, раздеваюсь и
располагаюсь на гальке, сложив рядышком свою одежду. Неподалеку спиной ко мне
сидит женщина, чем-то напоминающая Ксению: прическа похожа, и линия плеч, и
локти... Встаю, ковыляю к воде (трудно с непривычки ходить босиком по крупной
гальке), оборачиваюсь: у женщины некрасивое, грубое лицо, на носу бумажка от
загара.
Не торопясь плыву, глядя на горизонт, на грузовое судно. Оно заметно
переместилось в сторону и уменьшилось. У ржаво-красного буйка останавливаюсь.
Что-то скользит по ноге. Гляжу в зеленую, неправдоподобно прозрачную воду.
Вокруг меня множество медуз. Их бледные, студенистые тела парят над темно-синей
пугающей бездной. Ловлю одну, подымаю руку над водой. Медуза похожа на кусок
тающего на солнце льда и, так же как лед, холодит руку. Ее края беспомощно
свисают с моей ладони. Отпускаю ее. На моих глазах она погружается все глубже и
глубже и растворяется в синем мраке.

Вечером выхожу на набережную, заполненную публикой. Публика совершает ритуал
вечернего гулянья. Публика священнодействует. Два потока курортников движутся
навстречу друг другу. Два потока друг друга разглядывают и при этом показывают
себя.
Дамы и девицы в лучших своих нарядах. И не просто в лучших, а в специально
сшитых, приобретенных, раздобытых для этой цели -- для ежевечерних
торжественных гуляний по знаменитой, фешенебельной, вечно манящей, волнующей и
что-то сулящей ялтинской набережной.
Дамы, которым далеко за сорок, а может быть, и за пятьдесят, облачены в длинные
платья из шелка, бархата, парчи или тюля. Плечи и спины их обнажены, хотя они
вряд ли способны кого-либо соблазнить и лишь едва напоминают о прошлой своей
соблазнительности. В руках у некоторых дам веера, которыми они усердно
обмахиваются.
Девицы, а также и дамы, не достигшие критического возраста, одеты в
соответствии с наиновейшей модой. Все они в пикантных комбинезончиках,
декольтированных спереди и сзади ровно на столько, на сколько это физически
возможно. Лямочки, на которых держатся их одеяния, почти невидимы. Кажется, что
комбинезончики вовсе ни на чем не держатся, что вот еще секунда -- и они падут
к ногам своих очаровательных владелиц. При этом все женщины скажут "ах!", а
мужчины воскликнут "черт подери!", наслаждаясь зрелищем почти ничем не
защищенной обольстительной наготы. На ногах и у дам, и у девиц субтильнейшие,
изящнейшие туфельки на чрезвычайно высоких и невероятно тонких каблуках
преимущественно серебряного или золотого цвета. "Как они ходят, бедняжки?" --
недоумеваю я, глядя на ступни женских ног, находящиеся в совершенно
вертикальном положении и опирающиеся только на кончики пальцев.
Молодые, а также и еще не старые мужчины красуются в белых, плотно обтягивающих
зады брюках. Их торсы прикрыты разноцветными, расстегнутыми до пояса рубашками
или трикотажными безрукавками с разнообразными надписями, чаще всего на
английском языке.
Насладившись зрелищем гуляющей ялтинской публики, я беру в киоске бокал
холодного рислинга. Подойдя к парапету, маленькими глотками потягиваю вино и
наблюдаю, как причаливает к пирсу теплоход "Айвазовский". Он величав и
белоснежен, как Ливадийский дворец. Около него суетятся два портовых
буксирчика. Они осторожно разворачивают корабль и подтаскивают его к берегу.
Вдоль борта "Айвазовского" выстроилисъ туристы, которые глазеют на город и на
гуляющую публику. На пирсе собирается толпа, которая глазеет на теплоход.
Быстро темнеет. Загорается неоновая реклама, освещаются витрины магазинов.
Гуляющих становится меньше. Из ресторанов уже доносятся вопли
вокально-инструментальных ансамблей. Слышится голос диктора: "Внимание,
внимание! В двадцать один час теплоход "Александр Грин" совершит часовую
прогулку в открытое море. Билеты продаются на пристани в кассе номер четыре".
Отыскиваю четвертую кассу, приобретаю билет, забираюсь на катер, гордо

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.