Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1771 году родился(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

писатель. Пишу исторический роман. Мне известно, что в Ялте существовал этот
отель, но для того, чтобы его описать, необходимо на него поглядеть. Если же
отеля уже нет, мне хотелось бы побывать на том месте, где он стоял.
-- Так вы писа-а-атель! -- произносит нараспев девчонка-сотрудник, и в ее
глазах вспыхивает любопытство. -- Жаль, что я ничего не знаю про этот отель. А
может быть, вам еще что-нибудь нужно?
-- Нет, пока мне ничего больше не требуется.
-- А может быть, вам после еще что-нибудь понадобится? Я буду рада помочь,
приходите. Меня зовут Зоя Борисовна. Я сижу в музее с десяти до шести. Запишите
на всякий случай мой телефон.
Записываю телефон. Прощаюсь. В кофейно-шоколадных глазах Зои Борисовны
сожаление и вроде бы просьба, вроде бы даже мольба: "Ну зайдите же, зайдите еще
разок! Чего вам стоит! Ведь так интересно общаться с писателем!"
-- Ой, позабыла совсем! -- говорит она, уже попрощавшись. -- У нас тут есть
один старик. Он увлекается стариной -- открытки собирает, фотографии, вырезки
из газет. Ему, наверное, что-то известно про вашу гостиницу. Ему про Ялту
многое известно.
Записываю адрес, фамилию, имя и отчество старика. Еще раз прощаюсь и выхожу из
бывшей церкви на многолюдный бульвар.

Узкая улица, извивающаяся по склону холма. Высоченная подпорная стена,
выложенная из грубо обработанного серо-зеленого камня. Плети глицинии,
сползающие со стены. Толстые, кривые ветви старой сосны, нависающие над стеной.
Небольшой проем с аркой, прорезающий стену. Над аркой нужный мне номер дома.
Вхожу под арку, подымаюсь по крутой каменной лестнице и оказываюсь на верхней
площадке рядом со стволом сосны. Оглядываюсь. Внизу, подо мною, ялтинский порт,
мол с маяком, краны у мола.    В порту стоит красавец -- "Айвазовский".
Ныряя под развешанное белье, подхожу к запущенному, но все еще импозантному
особняку с высокой черепичной кровлей. На ступенях крыльца сидит девочка лет
пяти с большими розовыми бантами, повязанными на коротеньких, смешно торчащих
над ушами хвостиках. Спрашиваю ее, здесь ли живет Василий Панкратович
Братанчук.
-- Здесь! -- охотно отвечает девочка. -- Я вам сейчас покажу!
Она ведет меня в глубь дома и подводит к давно не крашенной двери с медной
табличкой:



Капитан 2-го ранга в отставке
почетный пенсионер
В. П. БРАТАНЧУК


Стучусь. Из-за двери доносится "входите". Вхожу. Вижу бритоголового, не очень
старого человека с седыми висячими, запорожскими, усами. Человек сидит за
столом и что-то ест. На столе тарелка и алюминиевая кружка.
-- Простите! Кажется, я не вовремя вас побеспокоил!
-- Нет, нет! Я уже пообедал! Чем могу служить? Садитесь!
-- Я литератор и собираюсь писать роман, действие которого будет происходить в
Ялте в 1908 году. Сейчас собираю материалы, и вскоре мне предстоит деловое
свидание с одной несколько эксцентричной особой у бывшего отеля Левандовского.
Особа не объяснила мне, где находится это здание, и в краеведческом музее тоже
не смогли мне этого объяснить. Вынужден обратиться к вам.
Рассказывая о цели своего визита, поглядываю на стены комнаты. На них висят
репродукции с картин Богаевского и многочисленные фотографии в рамках и под
стеклом. На полках -- книги и альбомы. И толстые папки с завязками. На шкафу --
грубо выполненная модель парусника с пыльными серыми парусами.
Заметив, что я рассматриваю комнату, старик говорит, тихонько откашлявшись:
-- Один живу, по-холостяцки. Супруга моя давно померла. А я на старости лет
стариной увлекся, историческим, так сказать, материалом, остатками минувшего.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.