Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

как блестела влажная галька, как пузырилась стекавшая по гальке вода. Ксения
нагнулась, подобрала камушек и бросила его в меня. Он ударился о мое колено.
-- Ишь какой важный! -- сказала она. -- Сидит, молчит, наблюдает! Разулся бы
лучше и поиграл вместе со мною!
В этот момент огромная волна обрушилась на пляж и окатила ноги Ксении выше
колен. Она с визгом кинулась ко мне и шлепнулась рядом со мною на камень.
Мокрый подол прилип к ее ногам, по ступням струилась вода.
-- Доигралась! -- сказал я смеясь. -- Теперь ты выглядишь чудесно!
-- Подумаешь! -- сказала Ксения, отжимая подол руками. -- Платье быстренько
высохнет. Зато я насладилась игрой с грозной морской стихией. А что толку, что
ты сухой?
Тут она спихнула меня с камня и с хохотом повалила на гальку. Я притянул ее к
себе. Соленые брызги долетали до нас. Любопытные чайки кружились над нами.
-- Ты с ума сошел! -- шепнула Ксения, крепко сжав мою руку. -- С обрыва нас
могут увидеть!
Она села и принялась поправлять волосы. Я тоже сел. Рядом с нами валялись
помятая шляпа и туфли, а зонтика не было.
-- Ну вот, -- вздохнула Ксения, -- мы наказаны за наше бесстыдство. Пока мы
обнимались, ветер унес зонтик в море. Следовало вести себя приличнее.
Я встал и полез на камни искать зонтик. Он быстро нашелся. Слава богу, ветер не
унес его в море. Ветер спрятал его среди камней.
-- Поехали дальше, -- сказал я, вернувшись с зонтиком. -- Платье высохнет, пока
едем.
Долго-долго подымались по страшной лестнице.  И опять Ксения вскрикивала и
прижималась ко мне, и говорила: "Ой, упаду! Ой, ужас какой! Ой, держи меня! Ой,
не могу я больше!"
Извозчик, заскучавший от безделья, хлестнул лошадь, и мы поехали скорой рысью.
За нами клубилась пыль.
Слева из-за поворота показалась торчащая из моря острая скала, на верхушке
которой стоял маленький сказочный замок с круглой башней.
-- Что это? -- удивилась Ксения. -- Я никогда не видела этой крепости. Ее
построили генуэзцы?
-- Нет, -- ответил я, -- ее построили наши соотечественники, и к тому же совсем
недавно. Эффектная затея, надо сказать.
В Мисхоре гуляли по парку. После сидели на скамейке под старым платаном. Под
вечер отправились в ресторан. Он был довольно паршивый и больше смахивал на
трактир средней руки. Однако он выглядел куда роскошнее, чем ковыряхинский
"чуланчик". Пели цыгане. Пели, в общем-то, плохо. Пытались плясать, но и это у
них не получалось. Мы совсем уж было собрались уходить, но конферансье объявил,
что сейчас выступит цыганка Глаша, которая исполнит романсы из репертуара
знаменитой Ксении Брянской.
-- Это забавно! -- сказала Ксения, и мы остались. 
Вышла стройная, красивая цыганка с длинными черными косами, вся в лентах,
серьгах, перстнях и монистах. Гитарист заиграл, она запела. Ксения внимательно
слушала, подперев щеку рукою. Слушала и улыбалась.
У Глаши был приятный голосок, и пела она с чувством. Но голосок нисколько не
был поставлен, чувства было чрезмерно много, а держалась она грубовато.
Получалась пародия на Ксению. Притом, было очевидно, что по наивности Глаша не
ведает, что творит.
Ксения перестала улыбаться и нахмурилась.
-- Пора домой! -- сказала она и встала из-за стола. 
Ехали молча. Коляска катилась по темному шоссе между темных деревьев. Кое-где
тускло горели фонари и светились окна домов. Издалека доносился гул прибоя.
-- Не расстраивайся! -- сказал я. -- Она же не нарочно. Просто у нее так
получается, лучше она не умеет.
-- Да, -- отозвалась Ксения, -- глупо на нее обижаться. Но я не без пользы ее
послушала. Поделом мне. 
Тут она всхлипнула.
-- Ну полно, полно! -- сказал я. -- Ты знаменитая певица. Все тебя любят, все
по тебе с ума сходят, все пред тобою преклоняются, а ты плачешь, как девчонка,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.