Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подвезти!
 -- Благодарствуйте! -- ответила Ксюша. -- Нам хочется пройтись пешком и
полюбоваться пейзажами старой Ялты. Но я буду рада, если вы нанесете мне визит.
Давно ли из Петербурга?
-- Всего лишь третий день блаженствуем в     Крыму! -- пропела Корецкая, слегка
картавя. -- Еще ни разу даже не купались. Николя не любит купаний.
Корецкие снова уселись в автомобиль. Николай Адамович помахал нам шляпой.
Аделаида Павловна помахала платочком. Автомобиль тронулся, выпустив облачко
белого вонючего дыма.
-- Это мои петербургские друзья, -- сказала Ксюша. -- Корецкий помогает мне в
моих финансовых делах. Неглупый, интеллигентный, приятный человек. Адель
глупышка, но добрая и, в общем-то, милая.
Не заметили, как оказались в Массандровском парке. В нем было безлюдно и
немножко запущенно. В нем стояли высокие, очень старые кипарисы с толстыми,
разветвленными, серебристыми стволами и не менее старые, развесистые крымские
сосны с кривыми ветвями, опускавшимися до самой земли. Порхали бабочки. Пели
птицы. Воздух был сух и горяч. Над вершинами кипарисов по тусклой от зноя
голубизне неба скользили обрывки прозрачных белых облаков. Солнце светило
неярко. По дорожке невдалеке от нас проползла толстая, длинная
светло-коричневая змея устрашающего вида. Ксюша вскрикнула и прижалась ко
мне.
-- Это желтопузик, он не кусается, он совсем безвреден, -- сказал я. -- Хочешь,
я его поймаю?
-- Ты с ума сошел! -- крикнула Ксения и прижалась ко мне еще крепче.
В конце аллеи мелькнула высокая сутулая фигура в белом, нескладная, длиннорукая
фигура в белом. Ковыряхин? Неужто он? Стало быть, он тоже в Крыму? Или я
обознался? Да, наверное, я обознался. А впрочем, отчего бы ему не съездить в
Ялту? Отчего бы ему не поплескаться в море, не полакомиться свежими фруктами,
не посидеть в винных погребках и ресторанах и не сфотографироваться на память
рядом с самой красивой пальмой? Трактир он оставил на попечение Пафнутия. А то
еще и нанял кого-нибудь Пафнутию в помощь...
 Сели на скамейку под деревом неизвестной мне породы.
-- А может быть, это и есть моя судьба -- петь душещипательные романсы для
столичного купечества и провинциального офицерства? Может быть, для этого я и
на свет родилась? -- сказала вдруг Ксения, ковыряя зонтиком песок. -- В конце
концов, какая разница, кому петь -- петербургскому приват-доценту, окончившему
два университета и владеющему четырьмя языками, или армейскому прапорщику из
захолустного гарнизона, окончившему с грехом пополам юнкерское училище и не
прочитавшему за свою жизнь и двух десятков книг? Люди мне рукоплещут, люди с
жадностью слушают мое пение, людям нравится мой голос, люди обожают мои
романсы, люди млеют от моей улыбки. Не лучше ли петь игривые романсы для многих
тысяч, чем оперные арии для нескольких сотен? Не лучше ли делать то, что у тебя
уже получается, чем мечтать о том, что, быть может, у тебя никогда не
получится? Не лучше ли быть хорошим матросом, чем дурным капитаном, хорошим
каменщиком, чем никуда не годным архитектором, хорошим суфлером, чем бездарным
трагиком?
-- Ах, Ксюша! Ты точь-в-точь повторила слова одного знакомого мне живописца! Он
тоже убежден, что создан лишь для того, чтобы всю жизнь простоять у входа в
настоящее искусство, что входить ему туда не следует. Пусть, мол, другие
входят, если желают, а я скромный, я и тут постою. Должен же кто-то стоять у
входа! Я тебя с ним познакомлю. Кстати, он любит мою живопись, хотя и не
покупает у меня картин, как ты. Свои же полотна он продает за приличную цену. А
между тем все в мире стремится от простейшего к сложному, от примитивного к
совершенному, от хорошего к наилучшему -- это закон вселенной. Мой знакомый не
уверен в себе. Он боится, что не станет сложным, совершенным, наилучшим. Ты
тоже в себя не веришь? Ты тоже боишься? Ты тоже всю жизнь проторчишь у входа,
глядя, как другие бесстрашно входят, спалив за собою мосты? Прекрасен успех,
который дарует нам искусство. Но и успех в стороне от искусства до крайности
соблазнителен. Чего же ты хочешь -- искусства или успеха? Успехом ты уже
насытилась. Не пора ли вкусить искусства? Оно тебя ждет!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.