Случайный афоризм
Читатели любят лучших авторов, писатели – только мертвых. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Известные Вам обстоятельства оскорбляют меня как мужа, как дворянина и как
русского офицера. Возникшую коллизию может разрешить только дуэль.
Завтра, двадцатого июня, ровно в пять утра я буду ждать Вас с Вашим
секундантом на Рыночной площади, откуда мы направимся к месту поединка. Мои
дуэльные пистолеты к Вашим услугам.
Подполковник Гвардии Е. И. В.
А. Г. Одинцов".

Ну вот, допрыгался. Не все коту масленица. Любишь кататься, люби и саночки
возить. Как веревочка ни вейся... Умница А. Будто в воду глядел.
Какое это красивое, легкое, певучее слово -- дуэль! Его хочется произносить
нараспев: дуэ-э-эль! В нем есть что-то манящее, призывное, неотразимо
обольстительное и несказанно поэтичное. Буква "э" придает ему аристократическую
утонченность. Его хочется рифмовать со словами "свирель" и "колыбель", которые
столь же музыкальны. А сколько реминисценций оно вызывает! И какая бездна
романтики в нем заключена! Для поэта так естественно быть убитым на дуэли! Для
поэта прямо-таки почетно погибнуть на дуэли! Стало быть, он не бездарь, если
кому-то хочется всадить ему пулю в живот. Значит, он чего-то добился, если
кому-то не терпится продырявить ему голову. Ксения, конечно, будет рыдать и
долго-долго станет носить траур. А после она будет говорить: "Из-за меня он
стрелялся и был убит наповал. Я любила его безумно". Или: "Я сделала все, чтобы
дуэль не состоялась. Но он был горд и упрям, а судьба была жестока". Или: "Я
знала, что это должно случиться, и это случилось. О, как он любил меня!"
Но где же мне взять секунданта? Как назло, в Ялте и на всем побережье сейчас ни
одного знакомого. Да и в Доме отдыха я ни с кем не успел сдружиться. Разве что
Евграф Петрович? Но он испугается, но он, конечно, откажется наотрез. Дело-то
щекотливое. Если кто-нибудь будет серьезно ранен, придется воспользоваться
услугами больницы. А рана-то окажется пулевой -- тут же сообщат в милицию. Но
другой кандидатуры попросту нет.
В столовой за моим столом кроме меня сидят еще двое. Один из сотрапезников
отнюдь не литератор. Кто он, не разберешь. Мрачен, молчалив. Ест быстро, жадно,
будто долго голодал и все никак не может насытиться. Все съев, тут же встает и
уходит, буркнув: "Приятного аппетита!" Второй -- Евграф Петрович.     С ним мы
потихоньку познакомились.
Евграфу Петровичу за семьдесят, но выглядит он молодцом -- не страдает
ожирением, не сутулится, не втягивает голову в плечи, не волочит ноги. К тому
же он не плешив, хотя две глубокие залысины несколько уменьшили его волосяной
покров, возымевший от легкой седины благородный платиновый оттенок. Даже мешки
под глазами у него невелики и кажутся не столько следствием старости, сколько
печатью весьма распространенного, но не смертельно опасного недуга почек.
Словом, больше шестидесяти двух ему не дашь. Когда он хмурится, когда он чем-то
озабочен, можно предположить, что ему шестьдесят четыре. Но не шестьдесят пять
-- упаси бог! Голос у него негромкий, мягкий, довольно высокий, но скорее
баритон, нежели тенор. Любит Евграф Петрович употреблять давно уже вышедшие из
употребления словечки. Говорит "дабы" вместо "чтобы", "понеже" вместо
"поэтому", "зело" вместо "очень", "тем паче" вместо "тем более". И, надо
сказать, это не выглядит у него пошловатым кокетством, этакой ставшей ныне
модной игрой в старину. Обликом и повадками своими Евграф Петрович напоминает
скромного, небогатого помещика конца прошлого века из какой-нибудь там
Воронежской губернии или скромного же провинциального актера, допустим, из того
же Воронежа.
Из двух-трех бесед, которые были у нас с ним за столом, я успел понять, что он
недурно знает как старую, так и новую отечественную прозу, стихов не любит, а
зарубежной литературой не интересуется вовсе. Некоторая узость литературных
интересов Евграфа Петровича, а также полнейшее его равнодушие к массандровским
винам ограничивают возможности нашего общения. Встречаемся мы только в
столовой. Он меня к себе не приглашает, я его к себе -- тоже.  Однако
несомненная порядочность и несомненная  интеллигентность его мне симпатичны.
После ужина мы с Евграфом Петровичем медленно спускаемся по лестнице в парк.
-- Не хотите ли посидеть? -- предлагаю я. -- Здесь есть одно тихое, уютное

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.