Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

позабыв все на свете. Выйдя на крыльцо, гляжу на небо. Оно, как всегда, полно
звезд.
-- Попрощаемся, звезды! -- говорю я вслух. -- Не исключено, что мы видимся в
последний раз! Не забывайте меня! Я вас любил! Я вас воспевал! Я ценил вашу
красоту, вашу загадочность и ваше постоянство!
И вдруг страх, поистине панический, необоримый, тяжкий страх наваливается на
меня. Добравшись до своей комнаты, вытаскиваю из тумбочки едва начатую бутылку
мадеры, наливаю целый стакан и выпиваю его залпом. Спохватываюсь: перед дуэлью
нельзя пить, ни в коем случае нельзя пить! Рука будет дрожать. Спрятав бутылку
в тумбочку, я говорю себе: "Что за истерика? Возьми себя в руки! Немедленно
возьми себя в руки! Все будет о'кей, все будет чин чинарем! И вообще -- все у
тебя великолепно. До сих пор жил ты скучновато, пресновато, тускловато, жил,
честно-то говоря, почти как обыватель. А теперь ты живешь как настоящий поэт.
Какие приключения! Какие волнения! Какие опасности! Какая женщина! Какая
любовь! И если завтра утречком этот бравый вояка метким выстрелом уложит тебя
на месте, смерть твоя будет не из худших".
 Что делают в ночь перед дуэлью? Маются. Мучаются неизвестностью. Сожалеют о
без толку прожитых годах. Вспоминают о совершенных ошибках. Раскаиваются в
неблаговидных поступках. Прощают незаслуженные обиды. С нежностью думают о
возлюбленной. Жгут кое-какие бумаги, уничтожают кое-какие рукописи. Часами
ходят из угла в угол по комнате или валяются одетыми на постели, глядя в
потолок. Пишут завещание (если есть, что завещать). Пишут последние письма
(если есть, кому писать). Поэты пишут последние, предсмертные, стихи.
Походив из угла в угол, я усаживаюсь за стол и пишу краткое завещание: "С моими
рукописями и с моими картинами поступайте как знаете. С моим телом -- тоже".
Потом пишу записку матери: "Мамочка, прости меня! Я получился у тебя какой-то
нескладный. И умер я как-то не так. Не плачь, не убивайся и живи долго". 
После я пишу Насте: "Прощай, Настасья! Я не виноват. Это было сильнее меня. Это
было сильнее всего на свете. Я не знаю, что это было".
Еще немного пошагав по комнате, я пишу письмо Ксении. Написав, я его разрываю.
Оно мне не нравится. Оно кажется мне слишком сентиментальным. Вместо письма я
сочиняю маленькое, шутливое, но вместе с тем и печальное стихотвореньице. Мол,
только что встретились, а уж пора расставаться. Мол, так обидно, прямо до слез.
Мол, плохо, конечно, но было бы хуже, если бы мы и вовсе не встретились. Чего
уж тут сокрушаться. Так вышло.
Еще в ночь перед дуэлью думают о тайне смерти, недоумевают, ужасаются, задают
себе нелепые вопросы и предаются банальнейшим размышлениям. Например: "Вот,
сейчас я мыслю, чувствую, что-то вспоминаю, пытаюсь представить себе завтрашнее
утро, гляжу на растревожившее меня звездное небо, на черные обелиски кипарисов,
слушаю, как кошки возятся в кустах под окном, как звенят цикады, как хихикает
парочка где-то за деревьями, ощущаю запах олеандров, сосновой хвои и мокрой,
только что политой травы, -- вот, сейчас я есть, а утром я исчезну, выпаду из
бытия, оторвусь от него, как сухая шишка отрывается от ветки кедра и падает
куда-то вниз, вниз, вниз (а кажется, отчего бы ей еще не повисеть?), и вместе
со мною исчезнет мир, который простирался вокруг меня, который меня восхищал,
пугал и развлекал, который вмещал меня в себя и сам же в меня вмещался. В
общем-то, все останется: и звезды, и кипарисы, и кошки, и парочки. Все, все
останется. Но это будут уже другие звезды, другие кипарисы, другие кошки и
парочки. Это будет совсем другой, неведомый мир. Это будет мир без меня.
Непостижимо!"
"Мне бы не заснуть! -- думаю я с беспокойством. Будильника нет, и я могу
проспать. Вот будет конфуз!"
"Он проспал дуэль! Хорош гусь!"
"Да нет, он просто трус! Он притворился, что проспал!"
"Ах, полно! У него не было будильника, и он не проснулся вовремя!"
"Э, бросьте! Разве можно уснуть перед дуэлью?"
А что подумает Ксения, когда узнает, что я позорно не явился на поединок?
Сижу за столом. На столе предо мною лампа. Вокруг нее кружится ночная бабочка.
Три часа ночи. Мне уже не страшно. Мне уже надоело думать о смерти. Ксения
небось сладко спит. Волосы разбросаны по подушке, лежат под щекой, опутывают

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.