Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Миновали Верхнюю Массандру и свернули на грунтовую дорогу, которая вела в горы.
Дорога долго петляла между рыжих скал. Наконец она вырвалась на ровную открытую
площадку. Остановились.
Вылезли из тарантаса.
Площадка имела форму вытянутого прямоугольника. С одной стороны возвышалась
отвесная серая скала, на вершине которой росли сосны. С другой стороны
начинался крутой каменистый склон, кое-где поросший кустарником. Далеко внизу
лежало море. Оно было серым и сливалось с таким же серым, бесцветным небом. В
небе низко висел багровый диск уже взошедшего солнца. Одинцов сказал:
-- Если вы не возражаете, господа, то мы попросим барона вести дуэль.
-- Мы не возражаем, -- ответил Евграф Петрович спокойным тоном завзятого
секунданта.
Длинноногий, похожий на аиста полковой врач отметил пятнадцать широких шагов.
После он направился к экипажу и вытащил из него ящик с пистолетами. Один
пистолет он подал мне.
Пистолет был большой и тяжелый. Вороненая сталь отливала синевой. На длинном
стволе серебряными буквами было выгравировано наименование оружейной фирмы.
-- Мне надо попробовать! -- обратился я к барону. -- Ни разу не стрелял из
такого оружия.
-- Пробуйте! -- сказал барон, поправив свое пенсне. При этом обнаружилось, что
у него очень тонкий голос.
Я выбрал цель -- небольшой, почти круглый камень на краю площадки шагах в
двадцати от себя. "Нельзя долго целиться, -- вспомнил я наставления, которые
давал мне когда-то в тире мой учитель -- молоденький лейтенантик, -- рука
должна быть прямая, но не напрягайте ее. Спокойненько подымайте пистолет,
ловите мушку и плавно нажимайте на спуск".
Я выстрелил. От камня веером полетели осколки. Клюгенау перезарядил мой
пистолет.
-- Бросаем жребий, господа! -- объявил барон.
-- Решка! -- нервно кашлянув, поспешно сказал Одинцов.
Я промолчал.
-- Почему вы молчите? -- спросил барон.
-- Подполковник опередил меня, -- ответил я, натянуто улыбнувшись. -- Выбор уже
состоялся. Если ему решка, то мне, естественно, остается только орел. Надеюсь,
что он не ошибся.
Серебряный рубль, сверкнув, взлетел вверх и упал к ногам Одинцова. Выпала
решка.
В писклявом, детском голоске барона появилась торжественность.
-- Итак, господа, первый выстрел делает подполковник Одинцов! Прошу участников
поединка занять свои позиции!
"Занять свои позиции..." -- отдалось в ближайших скалах. "Свои позиции..." --
отозвалось чуть подальше. "Иции... ицииии... иции..." -- рассыпалось по
отдаленным горным склонам.
"Все как у Лермонтова!" -- подумал я и взглянул на солнце. Оно было уже не
багровым, а оранжевым. И море уже отделилось от неба, которое заметно
посветлело.
-- Начинаем! -- пискнул барон и махнул платком. 
Одинцов, державший пистолет вертикально, стал медленно опускать ствол.
-- Подождите! -- остановил его Клюгенау. -- Еще есть время закончить
по-хорошему, без пролития крови. Быть может, подполковник, вы удовлетворитесь
извинениями своего противника?
-- Какие там к черту извинения! -- процедил Одинцов сквозь зубы. -- Продолжаем!
-- Он снова стал опускать ствол своего пистолета. Рот его был плотно сжат. Рука
его не дрожала. Я зажмурился.
Хлопнул выстрел. Что-то шаркнуло у меня над ухом. Запахло паленым. Я открыл
глаза. Все было как прежде. Оранжевое солнце по-прежнему висело над морем.
"Вроде бы жив! -- подумал я и потрогал висок.     На моей ладони остался клок
волос. -- Прямо в лоб метил! -- догадался я. -- Прямехонько в лоб, скотина!
Сантиметра бы три правее!.."
Меня вдруг охватила злоба. "Ах ты сукин сын!       Ах ты!.."

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.