Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ты же робот! Форсируй энергоблоки!
     - Да, - покорно согласилась она, но не могла сделать больше ни шагу.
     Он схватил ее на руки и понес. Ток в искусственных мышцах  возрос  до
предела - констатировал мозг. Перегрузка.
     "Плевать..." - сам себе сказал Гранд.
     А секунды уплывали, сливаясь в минуты. Это  были  минуты  Деша,  быть
может последние...
     Неожиданно серая тень спрыгнула из разбитого окна  на  первом  этаже,
будто большая крыса метнулась на  дорогу.  "Потрошитель",  -  мелькнуло  в
мозгу Гранда. А  дорога  пуста.  Слева  и  справа  дома-коробки  и  глухие
стены...  Нет  сил  убежать  и  времени  нет...  Гранд  несся   вперед   с
обреченностью. Человек усмехнулся... И поднял сечку...
     - Прочь с дороги! - взвизгнул Гранд.
     Человек опешил. Чуть не выронил сечку.  Отступил.  Робот  никогда  не
отдает приказы людям. Его величество человек не может такого снести.  Даже
если человек делает глупость или гадость - робот должен молчать. Молчать и
подчиняться...
     - Эй, парень, чего ты топочешь, как робот... Я из-за тебя зря выполз,
- зло крикнул потрошитель вслед и полез назад в окно.
     - Как просто! - захохотала Энн-Мари.
     А им навстречу уже сверкали огни салона. Над  входом  на  бесконечной
огоньковой дорожке бежала объемная светящаяся фигура "Робби" и подмигивала
проходящим  круглыми  зелеными  глазами,  и  помахивала  рукой   в   белой
тактильной  перчатке.  Гранд  опустил  Энн-Мари  на  землю   и,   стараясь
имитировать расхлябанную походку здешнего завсегдатая, направился к входу.
Энн-Мари просунула руку под его локоть и уткнулась головой в плечо,  будто
изрядно уже набралась и не могла идти.
     У зеркальных дверей топтался человек со светящейся бляхой на груди.
     - Прошу вас, - он сделал  широкий  приглашающий  жест  и  поклонился,
пропуская Гранда и Энн-Мари.
     Они вошли. Коридор был  пуст  и  залит  светом.  Автоматически  Гранд
заметил, что повешено новое зеркало и сегодня гораздо чище  и  прибраннее,
чем тогда, когда он отсюда бежал. Двери в зал были  открыты  и  подле  них
стоял еще один охранник. Ни слова не говоря, он приветственно махнул рукой
и толкнул обе створки двери. Энн-Мари, поколебавшись, шагнула  первой.  За
нею Гранд. Зал был пуст, так же как и коридор. Здесь только что мыли  полы
и стулья стояли перевернутые на столах, зеленый  занавес  был  задернут  и
закрывал сцену. Летающие кресла покачивались низко,  чуть  повыше  столов,
поджидая седоков.
     - Садитесь ближе к сцене,  -  посоветовал  охранник,  входя  за  ними
следом. - Сейчас начнем. Ждали только вас...
     Энн-Мари и Гранд стояли в нерешительности в проходе.
     - А где зрители? - спросила Энн-Мари, опираясь на край стола. Ноги  и
руки у нее дрожали, а голос охрип и стал грубоват и низок.
     - Вы и есть зрители, - ухмыльнулся охранник. - Вечером люди  смотрят,
как приканчивают роботов, а ночью роботы глядят на своего хозяина.
     - А из людей желающих нет? - спросила резко Энн-Мари.
     - Люди предпочитают стрелять, - ответил охранник и вышел.
     В тишине зала было слышно, как в дверях щелкнул замок. Тут же боковая
дверь отворилась и  трое  мужчин  в  светло-серых  спортивных  костюмах  с
винтовками в руках вошли друг за другом и двинулись меж  столов  к  сцене.
Летающие кресла послушно опустились к их ногам. Все трос уселись. Один был
толстоват и никак не  мог  поместиться  на  узком  сиденье,  пришлось  ему
водрузиться боком, свесив ноги через подлокотник, будто в  дамском  седле.
Ему было неудобно и он все время заваливался набок.
     - Начинай! - крикнул тот, что вошел первым - широкоплечий, с  толстой
шеей и плоским лицом, на котором рыскали бесцветные, мелкие глазки.
     Занавес встрепенулся и оба его крыла,  мерно  колеблясь,  поползли  в
стороны, открывая сцену с блестящим полом и ярким  мишурным  задником.  На
сцене по-прежнему стоял стул с высокой  спинкой,  тот  самый,  на  котором

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.