Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Это не в нашей компетенции. Шеф передаст дело окружному прокурору, вот с
ним и объясняйтесь.
     Когда дверь лифта закрылась, Дрейк вопросительно посмотрел на Мейсона
и сказал:
     - А ведь она готова была нам все выложить!
     - Ничего подобного, - улыбнулся Мейсон. - Она постаралась бы  вызвать
у нас сочувствие, жалуясь на Мокси. Но ни словом не обмолвилась бы о своем
сообщнике. А мне нужен именно он. По моим расчетам, сейчас она  отправится
к нему.
     - А он не живет вместе с ней?
     - Маловероятно. Я полагаю, что это либо детектив, либо адвокат.
     - Представляю себе, как возмутится адвокат, когда она расскажет ему о
запрещении  телефонных  разговоров  по  вопросам  шантажа!  Постой!  А  не
попросит она его придти к ней?
     - Нет. Она побоится, что все ее телефонные разговоры  прослушиваются.
Я уверен, что она сама отправится к нему.
     - Ты считаешь, что она не заподозрила обмана?
     - Не забывай, - улыбнулся Мейсон, - что  она  приезжая,  а  в  каждом
городе свои правила и законы. Если она и заподозрила что-то  неладное,  то
только в том плане, что мы - полицейские  агенты,  желающие  поставить  ей
ловушку.
     Они вышли из подъезда, даже не посмотрев в сторону автомобиля, где за
рулем седел Денни Спейр.  Мужчины  пересекли  площадь  и  остановились  на
тротуаре, чтобы их  хорошо  было  видна  другая  сторона  улицы,  и  Дрейк
принялся ловить такси.



                                    15

     Вышагивая из угла в угол по своему кабинету, Мейсон  громко  диктовал
Делле Стрит текст заявления Роды Монтейн, в котором она требовала  развода
с Карлом Монтейном, с выплатой ей содержания в  размере  пятидесяти  тысяч
долларов в год и ежемесячного пособия в размере семи с половиной процентов
от этой суммы.
     - Шеф, ты считаешь,  что  она  согласится  подать  это  заявление?  -
спросила Делла Стрит.
     - Да, - ответил адвокат. - Я поговорю с ней и сумею ее убедить.
     - То есть, вместо того, чтобы соглашаться на аннулирование брака,  ты
решил возбудить дело о разводе?
     - Если бы брак аннулировали, Делла, - терпеливо пояснил Мейсон, -  то
Рода не получила бы никакого пособия. Не сомневайся,  Филипп  Монтейн  это
прекрасно понимает. Он стремится спасти свои деньги, а  окружной  прокурор
хочет, чтобы Карл имел возможность давать свои показания на суде.
     - Но если тебе удастся отклонить аннулирование брака, то он  тоже  не
сможет давать показания.
     - Совершенно верно.
     - А в случае развода?
     - Тоже нет.
     - Но как же можно опротестовать аннулирование брака?  В  законе  ясно
сказано, что брак, заключенный при жизни одного из супругов...  Я  немного
запуталась в формулировках. Одним словом, их брак недействителен.
     - Весьма удобный закон для окружного прокурора, - улыбнулся Мейсон.
     - Когда Рода выходила замуж за Карла Монтейна, ее первый муж был  еще
жив.
     - Это я опровергну в пять минут, - заметил Мейсон,  вновь  принявшись
вышагивать из угла в угол. - Меня сейчас волнует совсем  другое...  Делла,
дай-ка мне как следует подумать. Ты ведь знаешь, что  я  люблю  рассуждать
вслух. Сиди и слушай,  может  быть,  тебе  придется  кое-что  записать.  У
телефона кто-нибудь дежурит?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.