Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

слезы?
     - Вы меня совсем запутали, - сказал Доминус. - Вы оба. Чем  ты  довел
Авраама до слез, старик, - я никогда не видел, чтобы он плакал. Даже когда
упал с дерева - прошлым летом...
     - Ему есть о чем плакать, - отозвался Хранитель. - Доминус, об  одном
прошу тебя... Я не доживу, а ты не забудь... Когда  его  будут  убивать...
Помоги, чтобы он не мучился.


     Всю  дорогу  домой  Авраам  молчал.  Доминус  сначала   приставал   с
вопросами, но потом отстал, мальчишка всегда  был  упрям,  сам  заговорит,
если захочет.
     Обратный путь казался более  легким.  Солнце  село,  сумеречное  небо
светилось сполохами от горизонта до горизонта, и  можно  было  не  бояться
темноты. Правда, в песок время от времени падали с высоты  стрелы  молний,
но это была привычная опасность, в пустыне  она  была  не  больше,  чем  в
селении. Если Творцы хотят наказать, от них не скроешься.
     Под кроной Лоредана мальчишка решил почему-то  сделать  привал,  хотя
дом был уже рядом. Доминус не стал спорить, за этот долгий день он  понял,
что если и есть человек, который точно знает, чего хочет, то это Авраам.
     - Что  сказал  тебе  Хранитель  на  прощание?  -  неожиданно  спросил
мальчишка. Доминус вздрогнул.
     - Ничего, - ответил он торопливо. - Обычные слова...
     - Ты не можешь скрывать мысли, Доминус, - вздохнул Авраам, - и  никто
не может. Не  бойся.  Тебе  не  придется  меня  спасать.  Все  кончено.  Я
опоздал...
     Он протянул руку на запад, где совсем недавно опустилось солнце.
     - Там, - сказал он, - было море. Море - это место, где много воды, от
горизонта до горизонта. И не качай головой, я в своем  уме.  А  здесь  жил
народ. Здесь... Но - тогда. Они ждали меня. Творец, почему ты привел  меня
в мир сейчас? Кого наказал ты? Их? Меня? Творец, возьми назад все, что  ты
дал мне...
     Мальчишка опустился на колени,  погрузил  ладони  в  песок,  бормотал
что-то, плакал - надрывно и всхлипывая. Доминусу было страшно, он не знал,
что делать. Ему казалось, что за этот день Авраам прожил всю свою жизнь, и
сейчас ему не девять лет, а все сто, и плачет он о том, что жил  напрасно.
Можно приласкать мальчишку, но как успокоить старого мудреца?
     - Мессия, -  повторил  он.  Слово  было  непонятным,  оно  ничего  не
означало. Может быть, имя? Может быть, прозвище. Может быть, судьба...
     Авраам,  сын  Давида,   Мессия,   опоздавший   родиться   на   восемь
тысячелетий, плакал о чем-то, чего уже никто не мог понять.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.