Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1600 году родился(-лась) Педро Кальдерон

В 1860 году родился(-лась) Антон Павлович Чехов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чем галлюцинации, что, кстати, тоже противно воле Творца. Короче говоря  -
либо Творец, либо наука, обычное дело.
     - Я даже и не знаю, что вам предложить,  -  пробормотал  Бродецки.  -
Даже если вы сами прошвырнетесь по вашим альтернативным  реальностям,  то,
вернувшись, будете утверждать, что это всего лишь галлюцинации...
     - Безусловно, - твердо сказал Ронинсон.
     - Боюсь, что наши позиции полярны, и общего языка нам не найти.
     - Поэтому я и требую закрытия Института, - кивнул Ронинсон, -  многое
можно простить  людям,  не  соблюдающим  мицвот,  но  когда  они  начинают
тиражировать землю Израиля...
     Бродецки  встал.  Ему  казалось,  что  разговор  окончен.   Аргументы
посетителя были ясны и любопытны, к общему знаменателю прийти не  удалось,
значит - до встречи в лучшем из миров. Ронинсон встал тоже.
     - Есть лишь один способ доказать вам, что вы неправы, - сказал он.
     - Какой? - рассеянно спросил Донат,  мысленно  уже  видевший  себя  в
кафетерии.  Потом  он  неоднократно  проклинал  себя   за   этот   вопрос,
сорвавшийся чисто механически - у него вовсе не  было  желания  продолжать
диалог.


     - Предположим, что  ваш  Штейнберг  не  ошибся.  Предположим,  что  в
мироздании, каким его задумал Творец, реально осуществляются все возможные
альтернативы. Как совместить это с совершенно очевидным фактом, что  земля
Израиля одна, и никакой альтернативы у нее нет?
     Ронинсон повторял  этот  вопрос  уже  четвертый  раз.  Они  сидели  в
институтском  кафетерии,  здесь  было  прохладно,  однако,  на   странного
посетителя все оборачивались.
     - Я думаю, что никак это не  совместить,  -  также  в  четвертый  раз
отвечал Бродецки. - Поймите, Михаил, вот я вам рисую... Видите, эта  линия
- наш мир. Вот в  этой  точке  вы  принимаете  какое-то  решение.  Скажем,
заказать или не заказать кофе. Заказать? Хорошо. Гверет, од паамаим  кафе,
бэсэдэр? Ну вот, решение принято, и линия раздвоилась. Вот на  этой  линии
мы с вами и с кофе. А вот на этой - мы с  вами,  но  без  кофе.  На  обеих
линиях мы с вами, и на обеих, естественно,  Израиль.  Но  это  уже  разные
миры, и развиваться они теперь будут по-разному.  Как  же  в  двух  разных
мирах может быть один и  тот  же  Израиль?  Да,  отличия  могут  оказаться
пренебрежимо малыми, но они есть. Как вы не хотите понять?
     - Я понимаю. Понять не хотите вы. Что бы вы ни  рисовали,  какое  это
имеет значение по сравнению с тем, что Творец дал нам одну  землю  и  один
раз?
     - О Господи...
     - Минутку, - сказал Ронинсон. - Я знаю, как нам решить этот спор. Все
очень просто. Допустим, я хочу уничтожить эту землю. Мою землю -  Израиль.
Я делаю это. Значит, образуются две линии - по-вашему.  На  одной  Израиль
есть, на другой его нет. Если это так, то правы  вы.  Но  поскольку  этого
просто не может быть, то такой  опыт  безусловно  докажет,  что  весь  ваш
Институт - чепуха.
     - Надеюсь, вы это не серьезно?
     - Что? Уничтожить Израиль? Почему нет? Я-то знаю: что бы ни  делал  я
или кто угодно, включая  любого  арабского  диктатора,  с  землей  Израиля
ничего случиться не может. С нами, евреями, да - такой  уж  мы  народ.  Не
стали менее жестоковыйными с тех давних времен. Но земля эта дана  Творцом
и...
     - Понял, понял... Теоретически согласен. Практически не получится. Вы
что - хотите взорвать здесь атомную  бомбу?  Сами  сделаете?  Я  прошу  не
забывать - ведь проверить вашу идею мы сможем только в том случае, если вы
лично займетесь уничтожением Израиля.  Эль  Заид  не  в  счет  -  это  его
альтернативы, а вы сможете побывать лишь в  тех  мирах,  которые  создаете
сами.
     -  Знаю,  -  сказал  Ронинсон.  Он  все  больше  воодушевлялся,  даже

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.