Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что бы то ни стало нужно найти ответы?!



                                    3

     Заря  разлилась  медоточивая,  мягкая  и  пряная.   Она   баюкала   и
пробуждала, она заставляла дрожать невидимые  нити  в  душе,  и  нити  эти
резонировали, и все упругое  кристаллическое  тело  наполнял  возбужденный
покой, незабываемое противоречие мыслей и  ощущений,  ради  которых  стоит
жить и смотреть,  и  чувствовать,  и  любить  под  огромным,  нескончаемым
оранжевым небом, где вечные  сполохи  и  переливы  полутонов,  мягкие  как
душевный покой...  Мир  прекрасен...  Что?  Что?!  Что?!!  Свет!  Ярость!!
Боль!!! О... Зачем?.. Нет! Нет!!! Конец...



                                    4

     Дмитрий умылся  холодной  водой  из  ручья  и,  стуча  зубами,  долго
обтирался махровым полотенцем. Потом  стоял,  прислонившись  к  шершавому,
покрытому потеками смолы  стволу  старой  сосны,  и  ждал,  когда  взойдет
солнце. Первый луч он поймал почему-то не глазами, а кожей. Сначала ощутил
на лице теплое дыхание и лишь потом понял, что  багрянец  над  холмами  не
просто предвестник дня, а само солнце, выступившее ожидаемо и неожиданно.
     Он вернулся в домик. Алена спала, и Дмитрий смотрел на  ее  лицо,  на
пепельные, с рыжеватым отливом волосы, на любимую им ямочку на подбородке,
на худенькие  плечи  и  руки,  лежавшие  поверх  полупрозрачной  простыни.
Минутное счастье: смотреть на Алену и думать о том, что никто не  помешает
им быть вместе. Долго - целый месяц. До ближайшего села  пять  километров.
Остров. Оказывается, и на суше, в сотне километров от Москвы, можно  найти
необитаемый остров.
     Год назад они познакомились на какой-то нелепой вечеринке у Борзовых,
где отмечали то ли возвращение Николая Сергеевича из полета на  Полюс,  то
ли удавшийся эксперимент,  проведенный  на  этом  искусственном  астероиде
(пили за оба события и за многое еще, о чем Дмитрий успел  забыть).  Он  и
Алена точно в омут бросились. Видели только Друг  друга,  говорили  только
друг с другом. Нашли много общих  интересов  и  решили,  что  в  них-то  и
причина  взаимной  симпатии.  Оба  -   научные   сотрудники,   оба   -   с
математическим образованием. Он - футуролог, она - специалист по  системам
управления.  Оба  любят  читать,  из   музыкальных   жанров   предпочитают
классический джаз. Поискав, они нашли бы и больше "точек касания", но  для
первого вечера хватило и этих. Потом были другие вечера, триста шестьдесят
три вечера, и далеко не все, конечно, оказались  такими  прекрасными,  как
первый. И как последний - триста шестьдесят четвертый. Вчерашний.
     Солнечный луч отыскал в портьере щель и, будто заранее  прицелившись,
тонким шнуром уперся Алене в переносицу.
     - Утро? - спросила она шепотом и огляделась, впервые  увидев  комнату
при дневном свете. Вчера они пришли сюда поздно, когда уже стемнело, света
не зажигали, до того были уставшими и до того им было плевать на весь мир.
Где ничего не имело значения, кроме них двоих.
     - Утро, - сказал Дмитрий.
     - Наше первое утро вдвоем, и впереди таких утров двадцать восемь.
     - Утр, а не утров, - пробормотал Дмитрий. -  И  вообще,  утро  бывает
одно. Все другие - лишь повторения...


     Это был удивительный день. Шашлык на  костре  -  Дмитрий  никогда  не
готовил его раньше, но получилось неплохо. Беготня  по  заросшему  высокой
травой лугу. Редкие грибы в рощице - поганки, наверное?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.