Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мирам,  многомерность   которых  представлялась  лишь  суммой
пространств и времен, необходимых для сюжета. Впрочем, к чему
упрекать кого  бы то  ни было:  жизнь сложнее  любой  модели,
любого прогноза. Не в этом дело. А в том, что человек всегда,
от века,  был частью  многомерия, ему - нам! - лишь казалось,
что живет  он в  простом трехмерном пространстве и одномерном
времени.
 Вопрос. Все  ли живое так же, как человек, запрограммировано
на жизнь  в бесконечномерном  мире? Животные  не могут  знать
Кода. Или могут? И что тогда?
 И еще  вопрос. Если  Код открывает  в человеке возможности и
способности, запрограммированные  заранее, то  почему Код дан
был лишь евреям?
 И наконец, вопрос, которого он старательно избегал все время
- и  тогда, когда  занимался расшифровкой Книги, и (особенно)
тогда, когда  Код начал  действовать. Кто?  Если  Дарвин  мог
утверждать, что  человек возник   в результате отбора, и если
остальные эволюционисты  резонно могли полагать, что развитие
от  простого  к  сложному  неизбежно  приводит  в  достаточно
отдаленной перспективе  к появлению  разума, то  что  сказать
теперь? Доказано экспериментом - в гены человека некогда была
впечатана сложнейшая  программа. Для включения этой программы
человеку дана была Книга кодов, написанная в форме рассказа о
сотворении  и   развитии  мира.   Для  сохранения   Книги   в
первозданном виде была выбрана нация хранителей - евреи.
 Можно спорить  о том,  во-время или нет произошло включение.
Выполнили или  нет евреи  назначенную им  миссию.  Но  с  кем
спорить о  том, что  ни миссия  эта, ни Книга, ни (тем более)
записанная  в   ней  генетическая  программа  не  могли  быть
следствием бездумной  эволюции, мутаций  или катастроф; любая
из современных  эволюционных теорий не просто встанет в тупик
перед этой  проблемой -  никакая из  этих теорий  за подобную
проблему и  не возьмется.  Что скажет астроном, если увидит в
телескоп летящий  между звезд  парусный корабль? Игра случая?
Мутация пространства?
 Или четкая мысль Конструктора?
 
 *   *   *
 Солнце   восходило   по-прежнему,   а   закаты   на   берегу
Средиземного моря выглядели театрально изысканными. Ночью над
головой светили  привычные созвездия,  в  очертаниях  которых
легко можно было отыскать Большую Медведицу. Появился молодой
месяц, однажды  вечером, будто Афродита, выплывший из морской
пены, -  белый, будто  пеной омытый.  Людмила  посмотрела  на
тоненький серпик,  закрыв его монетой в полшекеля, и загадала
желание. Желание  было  простым  и  легко  выполнимым:  чтобы
Андрюша вернулся.  И чтобы ей самой оказаться там, где сейчас
Мессия. Но это - второе. Сначала, конечно, Андрей.
 После исчезновения  Мессии (ухода  к Творцу,  как выражались
комментаторы) люди  изменились очень  быстро.  В тот же вечер
Людмила  увидела,    как  задумчивы  стали  лица  хасидов,  а
полицейские и  контрразведчики бродили  по Дому Мессии, будто
бревном пришибленные,  и мысли  их были  вовсе не  о том, как
зафиксировать следы  (какие   следы   -   был   человек и  не
стало...) или  отпечатки пальцев  (чьих  -  дьявола?).  После
обращения  Папы   и  последовавшего   за     ним    воззвания
Любавического ребе  (в кои-то  веки первый  прелат  и  первый
иудей планеты  изъяснялись одними   и  теми же словами!) люди
Кода начали  собираться в  путь. Никто,  правда,   не думал о
будущем именно  так,   все   ждали  чего-то, воображали,  что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.