Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

израильскими солдатами  из бригады  "Голани", и  те  начинали
почем зря  палить из  своих "узи"  в белый  свет - беззвучно,
конечно, Хаим не переносил слишком громких звуков.
 Поднявшись на  вершину, он сел, прогнав сторожевое охранение
(сегодня это  были американские  морские пехотинцы  из фильма
"Голубая  бестия"),   и,  оглядев   далекий   горизонт,   где
безоблачное яркоголубое  полотно неба  срезалось  зазубренным
ножом гор, понял, наконец, причину беспокойства.
 Впервые  его   позвала  не  мама.  Впервые  после  ухода  из
иерусалимского дома, к нему обращался отец.
 
 *   *   *
 Можно ли  обозначить словом "путь" движение лишь по одной из
временных координат?  Можно ли  назвать движением  зрительные
представления о нем?
 История планеты,  название которой  -  Ираал  -  возникло  в
мыслях  И.Д.К.   как  воспоминание  о  чем-то  прочитанном  в
детстве,  взошла  перед  ним  как  восходит  из-за  горизонта
багровое, не слепящее, но внушающее уважение солнце.
 Когда-то  в   океане  Ираала  обитали  существа,  количество
которых не поддавалось подсчету по той простой причине, что в
каждый момент  времени число  это колебалось  от  единицы  до
сотен миллионов.  По сути,  это была  единственная  молекула,
свернутая в  десятки триллионов  колец и протянутая через все
океаны планеты.  Излучение звезды,  катализировавшее рождение
молекулы, время от времени пыталось ее же и разрушить - раз в
несколько  тысяч   лет  возникали  на  поверхности  звезды  и
уносились в космос плазменные смерчи, достигавшие Ираала и, в
большинстве случаев,  на сутки-двое  изменявшие температуру и
радиационный  фон  на  планете  таким  образом,  что  условия
существования  становились   несовместимы   с   зарождавшейся
жизнью. Молекула  дробилась на  миллионы осколков,  и  потом,
если выпадал  достаточно долгий  интервал спокойной  жизни  в
привычных условиях,  цепь возникала  опять, но с каждым новым
разбойным нападением  плазменного  потока  совершенствовались
инстинкты, и  однажды молекула  распалась на части вовсе не в
момент наибольшей опасности, но в результате некоего волевого
акта.
 Разум родился  в муках,  и  для  него  с  самого  начала  не
существовало проблемы самоидентификации. Будучи единым целым,
он понимал  свою исключительность  в этом мире, а распадаясь,
знал, что,  как бы  ни  разнились  свойства  и  даже  внешние
параметры осколков, все они составляют единую систему.
 Разум играл этой своей способностью как ребенок, вынужденный
сам себя приучать к бесконечным сложностям мира.
 Мыслил разум,  находясь в состоянии единой молекулы. Осколки
молекулы  подобны   были  колониям  народов  -  этносам,  они
выполняли принятые  на "совместном заседании" решения; будучи
абсолютно безвольными,  они не могли эти решения отменить или
даже понять,  откуда эти решения исходят. Для них существовал
Бог, они  жили под  Богом, они  молились Богу и не знали, что
Богом этим  были сами  - собравшись  однажды и  потеряв себя,
чтобы найти себя же...
 - А  ведь любопытная, по сути, ситуация,- подумал И.Д.К.- Не
исключено, что  и человечество,  достигнув какого-то  этапа в
развитии разума  индивидуумов, стало когда-то мыслящим единым
существом.  Этот   единый  разум  мог  восприниматься  каждым
человеком как  глас Божий, и тогда я могу объяснить, почему в
библейские времена  Моше и  пророки разговаривали  с Творцом,
слышали его прямую волю, а потом этот дар исчез. Человеческий

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.