Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

устоялись, и  теперь даже  самая красивая из женщин не смогла
бы поколебать  его уверенности в том, что "кусок мяса" мешает
существовать Разуму, лишая его главного - свободы.
 К тому  же, он точно знал, что Джоанна никогда его не любила
- ни  тело его,  ни, тем более, душу, которой и не знала. Это
был брак  по расчету,  брак, до  некоторой степени  семейный,
поскольку  Джоанна   происходила  из  одной  из  ветвей  рода
Паттерсонов, и  дальней прабабкой  ее была  все та же Рахель,
родившая в  свое время  десять  детей,  из  которых,  как  ни
странно, умер  всего  лишь  один,  да  и  тот  -  по  нелепой
случайности, угодив  в пятилетнем  возрасте под колеса кареты
собственного дяди.
 Этим обстоятельством,  кстати, и  объяснялось (если  кому-то
пришло  бы   в  голову  объяснять  столь  несущественную  для
историков деталь),  почему Ричард  с  Джоанной,  одновременно
прочитав кодирующий  текст на экране телевизора, одновременно
и вышли в Мир, оказавшись в лесу Саграбала.
 Новый мир  не поразил  Ричарда. Новый  мир был  продолжением
старого. Ричарда не поражали его новые возможности - они были
продолжением  старых,   они   были   материальны   и   потому
неинтересны.
 Он искал  момента.  Он  ждал  полного  уединения.  Он  хотел
попробовать.
 Теперь момент настал.
 Ричард был  один -  на миллионы парсеков и лет пространства-
времени. Он осмотрел планету; Ираал матово отражал свет своей
звезды и  был не  интересен -  материальная вешка,  не более.
Предстоявшие  битвы   с  зарождавшимся  разумом  не  занимали
Ричарда, в  масляных черных  болотцах, проникших на Саграбал,
можно было  утонуть,  Джоанна  могла  погибнуть,  как  и  все
остальные, но  неужели они  не понимают,  что  это  не  имеет
решительно никакого  значения? Погибнуть  может тело,  и  это
замечательно,  если   разум  остается   жить   и   становится
самодостаточным в  бесконечномерном  мире,  где  материальные
измерения жестко  переплетены с  нематериальными сфирот  и не
существуют без них.
 Ричард оттолкнул  от себя  планету -  или, если быть точным,
сам  оттолкнулся   от  нее,-  и  приблизился  к  звезде.  Жар
протуберанцев опалил его, и Ричард инстинктивно отпрянул.
 - Помочь? - услышал он чей-то голос. Голос человека Кода. Он
увидел образ:  голубоглазый мальчик  лет шести.  Сын  Дины  -
Хаим.
 - Нет! - подумал Ричард.- Оставь меня. Я сам.
 Он погрузил  свое тело  в плазму,  которая оказалась слишком
разрежена, чтобы  доставить  какие-либо  неприятности,  кроме
странного зуда  в ногах - или в той части материального тела,
которая  была   бы  ногами,   если  бы  он  сейчас  стоял  на
поверхности планеты.  Хаим,- подумал  Ричард,-  я  просил  не
помогать мне,  эта боль  - моя,  оставь нас  наедине  друг  с
другом.
 Тело Ричарда  погрузилось в хромосферу, и жар стал невыносим
для  его,  уже  почти  расставшегося  со  всем  материальным,
сознания, Ричард,  наконец, сделал  то, к  чему стремился всю
жизнь.
 Он оставил  свое тело,  и оно, нырнув в пучину, у которой не
было дна,  распалось на  атомы. Порвались  все связи,  и  уже
секунду спустя восстановить их стало невозможно.
 Дух Ричарда обрел свободу.
 Только   теперь    Ричард   понял,    насколько   сдерживала
материальная оболочка  его истинную  сущность  в  бесконечном

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.