Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нам?
 - Конечно,- подумала Дина.- Я люблю тебя... Слышишь? Эхо.
 - Господи,- сказал И.Д.К.,- какая ты красивая, Дина...
 Он еще  не вполне  владел искусством видеть человека во всех
его измерениях  сразу, сознание  стремилось представить  Дину
такой, какой  она была в иерусалимской квартире в тот момент,
когда выковыривала  занозу из его ладони. Он и себя воссоздал
таким, каким,  как ему  казалось, был  в тот вечер,- он знал,
что Дина  все равно  видит его  иным, у  нее  сложились  свои
представления, и образ его она лепила по-своему.
 Миг  продолжался   вечность,  а   все  остальные   измерения
Вселенной замкнулись на себя, и взрыв, который был неизбежен,
произошел именно тогда, когда И.Д.К. казалось, что ничего уже
больше произойти не может, потому что было - все.
 Они еще  долго лежали  рядом, расслабившись.  Время текло по
спирали, и  они вернулись  к его  исходу, и пережили еще один
взрыв, и  вернулись в  мир; и  лишь после  этого, поняв,  что
очередной  виток   им  вряд  ли  удастся  пережить,  сохранив
рассудок, И.Д.К.  распрямил  время,  и  солнце  покатилось  к
закату, а небо почернело, и из трещины в каменном своде подул
пронзительный ветер.
 - Пора? - спросила Дина.
 - Пора,- подтвердил И.Д.К.
 Он не  стал уничтожать  этот мир,  здесь им  было хорошо. Он
взял Дину  за руку,  провел мимо  яблонь к  стене,  утыканной
нашлепками звезд, нашел маленькую зеленую дверь и отворил ее.
 Измерения расправились, и на И.Д.К. обрушилось знание о том,
что произошло за время их отсутствия.
 Беспокойство его перешло в состояние, близкое к паническому,
когда И.Д.К.  не сумел  ни в одном из доступных ему измерений
обнаружить следы сына своего Андрея и сына Дины - Хаима.
 - Люда,- позвал он,- где Андрей?
 И лишь тогда Людмила обратила внимание на то, что мальчишка,
ходивший за  ней по  пятам последние несколько часов, лишь по
видимости был ее сыном - не более, чем свернутая и спрятанная
под одеяло подушка имитирует спящего на постели человека.
 - Илья,- позвала Дина, обращаясь к Мессии,- где Хаим?
 Мессия, который  следил за  игрой мальчиков с самого начала,
не сумел быстро найти простое решение перехода нематериальной
мысли в  сугубо материальную  сферу  передачи  информации,  и
ответ прозвучал  отдаленным эхом,  в котором  смысла было  не
больше, чем в раскатах летнего грома:
 - И... г... а...
 - Йосеф,  Муса,-  резко  сказал  И.Д.К.,  и  оба  немедленно
явились -  Йосеф в ставшем уже для него привычным облике Ильи
Кремера, а  Муса  предпочел  сконцентрировать  материю  таким
образом, чтобы  зрение воспринимало  его джинном  из арабской
сказки.
 - Дети,- сказал Муса.- Нельзя оставлять их без присмотра.
 - Ничего с ними случиться не может,- сказал Йосеф.
 - С ними - нет,- мысль И.Д.К. была очевидна,- а с миром?
 
 *   *   *
 Мальчикам  быстро   наскучило   перебрасывать   планеты   по
временам. Это  было не  труднее, чем играть в шашки, когда на
поле остались  всего по  одной дамке  с каждой  стороны. Хаим
оставил свою  планету на  орбите около теплой, но бездарной в
своей обычности  звезды, а  Андрей  бросил  свою  планету  на
произвол судьбы, отчего она, оказавшись в глубине плазменного
диска  нарождавшегося   квазара,  по  крутой  спирали  начала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.