Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нам?
 - Конечно,- подумала Дина.- Я люблю тебя... Слышишь? Эхо.
 - Господи,- сказал И.Д.К.,- какая ты красивая, Дина...
 Он еще  не вполне  владел искусством видеть человека во всех
его измерениях  сразу, сознание  стремилось представить  Дину
такой, какой  она была в иерусалимской квартире в тот момент,
когда выковыривала  занозу из его ладони. Он и себя воссоздал
таким, каким,  как ему  казалось, был  в тот вечер,- он знал,
что Дина  все равно  видит его  иным, у  нее  сложились  свои
представления, и образ его она лепила по-своему.
 Миг  продолжался   вечность,  а   все  остальные   измерения
Вселенной замкнулись на себя, и взрыв, который был неизбежен,
произошел именно тогда, когда И.Д.К. казалось, что ничего уже
больше произойти не может, потому что было - все.
 Они еще  долго лежали  рядом, расслабившись.  Время текло по
спирали, и  они вернулись  к его  исходу, и пережили еще один
взрыв, и  вернулись в  мир; и  лишь после  этого, поняв,  что
очередной  виток   им  вряд  ли  удастся  пережить,  сохранив
рассудок, И.Д.К.  распрямил  время,  и  солнце  покатилось  к
закату, а небо почернело, и из трещины в каменном своде подул
пронзительный ветер.
 - Пора? - спросила Дина.
 - Пора,- подтвердил И.Д.К.
 Он не  стал уничтожать  этот мир,  здесь им  было хорошо. Он
взял Дину  за руку,  провел мимо  яблонь к  стене,  утыканной
нашлепками звезд, нашел маленькую зеленую дверь и отворил ее.
 Измерения расправились, и на И.Д.К. обрушилось знание о том,
что произошло за время их отсутствия.
 Беспокойство его перешло в состояние, близкое к паническому,
когда И.Д.К.  не сумел  ни в одном из доступных ему измерений
обнаружить следы сына своего Андрея и сына Дины - Хаима.
 - Люда,- позвал он,- где Андрей?
 И лишь тогда Людмила обратила внимание на то, что мальчишка,
ходивший за  ней по  пятам последние несколько часов, лишь по
видимости был ее сыном - не более, чем свернутая и спрятанная
под одеяло подушка имитирует спящего на постели человека.
 - Илья,- позвала Дина, обращаясь к Мессии,- где Хаим?
 Мессия, который  следил за  игрой мальчиков с самого начала,
не сумел быстро найти простое решение перехода нематериальной
мысли в  сугубо материальную  сферу  передачи  информации,  и
ответ прозвучал  отдаленным эхом,  в котором  смысла было  не
больше, чем в раскатах летнего грома:
 - И... г... а...
 - Йосеф,  Муса,-  резко  сказал  И.Д.К.,  и  оба  немедленно
явились -  Йосеф в ставшем уже для него привычным облике Ильи
Кремера, а  Муса  предпочел  сконцентрировать  материю  таким
образом, чтобы  зрение воспринимало  его джинном  из арабской
сказки.
 - Дети,- сказал Муса.- Нельзя оставлять их без присмотра.
 - Ничего с ними случиться не может,- сказал Йосеф.
 - С ними - нет,- мысль И.Д.К. была очевидна,- а с миром?
 
 *   *   *
 Мальчикам  быстро   наскучило   перебрасывать   планеты   по
временам. Это  было не  труднее, чем играть в шашки, когда на
поле остались  всего по  одной дамке  с каждой  стороны. Хаим
оставил свою  планету на  орбите около теплой, но бездарной в
своей обычности  звезды, а  Андрей  бросил  свою  планету  на
произвол судьбы, отчего она, оказавшись в глубине плазменного
диска  нарождавшегося   квазара,  по  крутой  спирали  начала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.