Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

боялся меня,  ты думал,  что жена  Мессии знает  о тебе с его
слов, но  я не знала тебя, а потом, когда узнала, ты стал для
меня единственным...  И когда  ты повел  меня за  собой, я не
могла не  пойти... Помнишь  нашу первую ночь на Саграбале? Ты
так и  не сказал вслух, что любишь, но мысли твои были такими
яркими, что слова могли лишь погасить их... Я всегда понимала
тебя, всегда.  Даже сейчас понимаю, когда ты ушел. Ты ушел из
всех времен,  и из  всех сфирот,  тебя нет, и тебя никогда не
было, но  ты есть,  и ты  будешь, и  этот парадокс  я не могу
разрешить...
 - Мама,-  сказал  Хаим,-  здесь  нет  парадокса,  и  ты  это
прекрасно знаешь.  Он создал  Код для будущего мира, и только
он, следовательно,  мог будущий  мир создать  из Хаоса, каким
станет эта Вселенная.
 - Я  знаю,- устало  сказала Дина.-  Без нас  он бы не создал
ничего. Мы не должны были ему помогать.
 Хаим промолчал  - он не был согласен, Миньян сделал то, чего
не мог не сделать. Но он знал, что мать все равно будет время
от времени возвращаться в эти миры, в эти времена - на Землю,
на Саграбал,  на каждый  из  множества  Израилей,  в  надежде
встретить - не самого И.Д.К., конечно, но хотя бы какую-то из
его мыслей,  случайно отделившуюся от его многомерной сути и,
в отличие от нее, оставшуюся блуждать где-то и когда-то.
 Хаим позвал  Людмилу, она  тоже была  на Земле,  но  в  ином
времени, гораздо  более раннем,  в начале ХХII века - ей было
интересно  исследовать  развитие  цивилизации  после  Исхода.
Людмила  отозвалась   не  сразу,   видимо,  не  сумела  точно
сориентировать мысль:
 - Оставь  ее, Хаим,- сказала она.- Оставь, не мешай. Человек
Кода по  имени Илья  Денисович Купревич  существовал только в
нашей памяти.
 - Мама,- сказал Хаим, обращаясь к Дине,- я ухожу, извини.
 - Да,  да,- рассеянно  сказала Дина. Хаим ушел, она осталась
одна; впрочем, она была одна не только здесь и сейчас, но еще
во множестве  времен и  миров, измерений  материи и духа. Она
была одна  и знала,  что так  всегда было и всегда будет - до
конца времен.
 - Илюша,- прошептала она, обращаясь к баханам.
 - Илюша,-  прошептала она, подняв голову и глядя на вечерние
облака, посыпанные золотой пудрой солнечных лучей.
 - Илюша,-  мысль ее  металась  во  всех  сфирот,  не  находя
адресата. Мысль  ее отражалась  от душ  всех любивших во всех
временах, когда существовали люди.
 Девушка по  имени Далила  впитала  эту  мысль,  и  любовь  к
Самсону вспыхнула в ее душе неожиданно, как пламя пожара.
 Юноша по  имени  Петрарка  впитал  эту  мысль,  и  любовь  к
Прекрасной Лауре оказалась сильнее самой жизни.
 Гай Юлий  Цезарь, римский консул, стареющий и равнодушный ко
всему сущему,  впитал эту мысль, и любовь к египетской царице
Клеопатре вновь сотворила чудо.
 Сколько человек во все времена услышали стон Дины, и сколько
великих порывов родились, вспыхнули и погасли?
 Дина, готовившая  обед для своего мужа Ильи, который вот-вот
должен был  вернуться из  ешивы, тоже  услышала этот странный
шепот, чье-то  знакомое и  чужое имя,  рука ее  вздрогнула и,
когда посреди  салона появился  вдруг незнакомый мужчина, она
уже знала, что мир изменился.
 
 *   *   *
 Прошу прощения у читателя: я обрываю повествование, когда до

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.