Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

склоняется к мысли о том, что уже в утренних поступках Мессии
можно отыскать его знание о последовавшем Исходе. При желании
все можно  отыскать везде. На деле же никто не знал ничего по
той простой, но скрытой от исследователей причине, что И.Д.К.
был в это время в состоянии душевного дискомфорта, и действие
генетического   аппарата,    влиявшего   на   его   личность,
приостановилось.
 
 *   *   *
 Дина позвонила родителям,- с ними все было в порядке, а Хаим
играл во  дворе и  пока ни с кем не подрался. Дина улыбнулась
про себя:  сын был  драчлив, не в родителей пошел, а скорее в
деда по отцовской линии, умершего еще в шестидесятых; тот всю
свою жизнь  с кем-нибудь воевал - сначала с Колчаком, потом с
кулаками, с  фашистами,  а  после  войны  даже  с  безродными
космополитами, хотя  и сам  принадлежал  к  таковым,  но  это
обстоятельство  не   могло  помешать   секретарю  партъячейки
выполнять свои прямые обязанности. В последние годы жизни дед
воевал исключительно  с жэковскими  секретаршами,  но  воевал
истово, отдавая  всю душу  и слабые  уже силы, и умер на поле
боя, когда  объяснял  молоденькой  паспортистке  существенную
разницу   между    здоровым    национализмом    и    махровым
антисемитизмом.
 Положив  телефонную   трубку,  Дина  почувствовала  странное
жжение в  груди, около  сердца, и испуганно присела на диван.
Ей показалось,  что внутри,  по кровеносным  сосудам,  течет,
приближаясь  к   сердцу,  расплавленное   масло,  с  шипением
пробивая себе  дорогу сквозь  склеротически сросшиеся стенки.
Почему-то Дину  больше всего  и  давно  уже  пугал  возможный
склероз, видимо,  с тех  пор, когда  она прочитала  в журнале
"Здоровье"  о   том,  что   болезнь  эта,   во-первых,  самая
распространенная на  планете, а во-вторых, поражает не только
стариков, как считалось прежде, но и здоровых молодых бугаев.
 Расплавленное масло  достигло сердца  и  застыло  лужицей  у
какого-то из  клапанов, не  успев проникнуть  внутрь, а  Дина
неожиданно  увидела   перед  собой   (на   миг,   изображение
появилось, дернулось и исчезло) большой зал с рядами длинных,
похожих на парты, или скорее, на депутатские скамьи в Кремле,
столов, за  которыми сидели  и смотрели  на  нее  белобородые
старцы и относительно молодые мужчины, бороды которых, хотя и
были  черны,   но  свидетельствовали   не  о   юности,  а   о
благочестии.
 Собрание  это,   даже  на  протяжении  одного,  выхваченного
наугад,  мгновения   выглядело  суровым,   требовательным   и
непрощающим. Именно эти ощущения испытала Дина, хотя и поняла
сразу, что  это были  не ее  ощущения,  она  лишь  восприняла
мысленный крик  мужа,  стоявшего  на  кафедре  и  говорившего
слова, которые  шли вовсе  не от его сознания, а откуда-то из
глубин души,  которую он,  как ему  казалось, знал,  но,  как
оказалось, на деле и не знал, и не понимал.
 В следующую  секунду Дина  вернулась в  свою квартиру  в Ир-
ганим и с ненавистью подумала об И.Д.К., который сотворил все
эти напасти,  сложности и  глупости. Подумав о нем, она сразу
же и увидела предмет своей ненависти - он выбирался из кустов
роз в  Саду независимости,  на  ходу  вытаскивая  колючку  из
ладони.
 Если бы  Дина могла, она с большим удовольствием воткнула бы
эту колючку  в более  важное для  жизни  место  -  в  сердце,
например. Дина  не любила  перемен. Но  всю жизнь  делала,  в
основном, то, что не любила. Начать с того, что она поступила

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.