Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

И.Д.К. пришлось  почти бежать.  Они свернули  на Меа  Шеарим,
где, хотя  и было  много людей,  но,  во  всяком  случае,  не
больше, чем  бывает обычно  на праздник  Суккот, когда  вдоль
улицы стоят  столы с  "арба миним",  и  празднично  разодетые
слуги Бога придирчиво выбирают пальмовые ветви.
 - Здесь  я чувствую  себя лучше,-  заявил рав Дари, замедлив
темп.- Здесь все другое, даже воздух. Здесь можно дышать.
 Он остановился  посреди улицы  и повернулся  лицом к  И.Д.К.
Сказать, что  взгляд  его  пронизывал  насквозь,  значило  не
сказать  ничего.   И.Д.К.   ощутил   попросту,   что   исчез,
растворился  в   плотном,   наполненном   странным   запахом,
отдаленно похожим  на запах  стиранного белья, воздухе улицы.
Он понял неожиданно, что рав Дари вот уже почти два часа ищет
его, И.Д.К.,  и пока  нашел, исходил  весь  центр  города,  а
бросился он  искать И.Д.К.  потому, что  было ему откровение:
некий голос,  который он,  естественно, принял за голос Бога,
сказал: "Пойди,  отыщи Элиягу  Купревича, который  приходил к
тебе в  ешиву говорить  о Торе, и приведи его к себе домой, и
сделай для  него то,  что  должен  сделать  еврей  для  еврея
согласно Закому  Моему, и  это будет твоя мицва на пути в тот
новый мир, который я создаю".
 Так и  сказал Бог  - слово  в слово.  Йосеф оставил  жену  и
шестерых детей  в синагоге,  смиренно и  благостно слушающими
слова  рава   Шохата  о  смысле  и  цели  явления  Мессии,  и
отправился выполнять мицву, которая, конечно, дороже молитвы,
ибо молитва  исходит от  человека, возносясь  к Богу, а мицва
исходит от Всевышнего, указывая человеку путь очищения.
 У И.Д.К. голова шла кругом, потому что рассказанное Йосефом,
в общем,  выходило за  те пределы  разумного, которые  И.Д.К.
никогда не  переступал. За  глас Божий  этот верный его слуга
мог принять  и мысленную  команду - хотя бы самого И.Д.К. или
даже Мессии,-  в способности остальных принимать и передавать
мысленные  образы   И.Д.К.  с   некоторого   времени   сильно
сомневался. К  тому же,  будь эта  способность  действительно
повсеместной,   Йосеф,    для   которого   Создатель,   пусть
нематериальный,  существовал   более  реально,   нежели  даже
президент Эзер  Вейцман, слышал  бы десятки других голосов, и
реакция его была бы, безусловно, совершенно иной.
 И.Д.К. думал об этом, следуя за равом Дари, свернувшим с Меа
Шеарим в какой-то проулок, о существовании которого И.Д.К. не
подозревал.
 - Сюда,-  сказал Йосеф,  открывая ключом  массивную дверь  и
пропуская И.Д.К.  в темный  маленький холл,  где при  тусклом
уличном освещении,  проникавшем в  окна, можно  было  увидеть
книжные стеллажи  до потолка  и большой стол, на котором тоже
лежали книги  и почему-то  стоял огромный  чайник, литров  на
пять-шесть.
 Зажегся свет, на пороге соседней комнаты появилась женщина -
она была  в  косынке,  полностью  скрывавшей  волосы  (может,
вообще бритая,-  подумал И.Д.К.,-  у них ведь и так делают?),
длинном, до  пят, платье,  и с  этой показной  отчужденностью
резко контрастировала яркая, открытая улыбка.
 - Хана, моя жена,- сказал рав Дари.
 Последовал почти  неуловимый обмен  короткими жестами,  Хана
кивнула, и  буквально через  несколько секунд чайник на столе
был  заменен   современным,   электрическим,   избыток   книг
отправился  на   пол,  а   на  опустевшей,  будто  поле  боя,
поверхности явился  взору И.Д.К. немыслимой красоты сервиз из
трех  фаянсовых   чашек  с   блюдцами  и  сахарницы  в  форме
крепостной стены Старого Иерусалима.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.