Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

закрыв глаза,  впитывала не смысл, а интонации, и поскольку с
каждым словом  они становились все более уверенными, то и она
чувствовала,   как   напряжение   последних   часов   (дней?)
расплавляется, становится мягче, растекается воском.
 - Давай  рассуждать последовательно,-  говорил И.Д.К., вовсе
не  убежденный,   что  ход   его  рассуждений   хоть   как-то
соответствует   реализуемой   последовательности   поступков,
событий  и  следствий.-  Код  был  прочитан.  Код  включил  в
генетической памяти механизм, полностью переводивший организм
в новое  состояние. После  этого ты  оказалась на  планете  с
этими женщинами,  а я  - на  черном пляже. Куда пропал Йосеф,
неизвестно, не исключаю, что он и вовсе остался в Иерусалиме.
Не нужно вздыхать, Дина, уверяю тебя, нам повезло больше, чем
Йосефу.
 Мы, люди,  были когда-то кем-то запрограммированы как ключ к
возрождению  Вселенной.   Запрограммированы  на  генетическом
уровне, и  механизм был  смазан и  законсервирован до  лучших
времен. А  ключ был  закодирован и  дан людям в руки. Тора. В
свое время  люди должны  суметь распознать  ключ и  в  нужное
время воспользоваться  им. Возможно,  для этого действительно
нужно было,  чтобы явился  Мессия.  Может,  под  этим  именем
имелся  в   виду  тот,   кто  будет   знать  Код.   Не  знаю,
интерпретаций  за   тысячи  лет  было  множество,  это  очень
неблагодарная  и,   скорее  всего,   бессмысленная  работа  -
интерпретации, рассуждения  типа "что имел в виду Создатель".
Весь Талмуд  на этом  построен, и,  тем  не  менее,  в  числе
интерпретаций не  оказалось нужной.   Были,  в сущности,  три
варианта.  Первый,   согласный,  возможно,  с  замыслом:  Код
расшифровывается автоматически,  когда весь  еврейский  народ
собирается в Израиле. Второй: как бы Код ни был сложен, кому-
то из цадиков, возможно, удастся разгадать его чисто случайно
во  время  очередной  дискуссии  в  ешиве.  Третий:  развитие
математических  методов   обработки  текстов,   и   тогда   -
расшифровка. Осуществился  третий вариант, и я не уверен, что
так было предусмотрено.
 - От  скромности ты  не умрешь,-  улыбнулась Дина,  про себя
удивившись тому,  что способна не только внимательно слушать,
но даже и улыбаться.
 - Не  уверен, что  вообще умру  от  чего  бы  то  ни  было,-
пробормотал И.Д.К.- И ты, кстати, тоже.
 - Я  ничего не поняла в твоих рассуждениях,- подумала  Дина,
ей лень  было произносить  мысли вслух, но И.Д.К. расслышал и
сказал:
 - Я  просто рассуждаю,  рассуждение -  как глина, из которой
лепишь скульптуру.  Пока все бесформенно, но, когда я говорю,
то нащупываю,  где можно снять кусочек, а где чуть примять...
Понимаешь?
 - Нет,- подумала Дина.
 И.Д.К. наклонился,  чтобы поцеловать  Дину в  губы, и  вдруг
понял, что они не одни.
 Ощущение это  мгновенно передалось и Дине, и оба вскочили на
ноги, оглядываясь в поисках живого.
 Шагах в  двадцати, под  одним из  соседних  деревьев,  лежал
человек. Мужчина  в черном костюме и черных пыльных ботинках.
Пиджак съехал  с плеча,  и белая  рубашка выглядела  помятой.
Рыжеватая  борода,  глаза,  будто  черные  дыры,  поглощавшие
рассеянный свет  неба и  ничего не  излучавшие  в  этот  мир.
Мертвец.
 Йосеф Дари.
 Дина осталась  стоять, а  И.Д.К. заставил себя приблизиться.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.